женскоеинтервью

Мария Павлинова: из Вены с любовью

Вена известна оперой, вальсами, кофе и штруделем. Но героиня нашей статьи и обложки, хотя и жила в Вене много лет, любит не штрудель, а черную икру! Вы скажете стереотипы?! Вовсе нет. В прошлом номере мы рассказывали о необычной ферме в Швейцарии, где не только производят уникальную икру, но и заботятся о здоровье осетров и окружающей их природе.
«Получив икру от рыб, их отправляют отдыхать в специальный минеральный бассейн с пузырьками! Настоящее швейцарское спа класса люкс!» — с порога шутит Мария Павлинова, менеджер по развитию бизнеса компании Kasperskian в Великобритании.

Мы же встретились с Марией, чтобы поговорить не только об икре, но еще и об искусстве, фотографии, моде, Лондоне и о том, как не бояться перемен и всегда искать новые горизонты.

Мария, расскажите о вашей семье, кто вас вдохновляет, какой у вас девиз?
Думаю, меня вдохновляет моя бабушка, дожившая до 103 лет. Она всегда говорила, что каждый день — это подарок. «Не нужно бояться риска и перемен» — вот девиз, с которым она прошла свою нелегкую жизнь. Ее оптимизм был неистребим: пережив революцию, войну, рано потеряв мужа, талантливого ученого, объявленного врагом народа, — она всегда оставалась любознательным жизнелюбом. В нашей семье все заядлые путешественники, но она побила все рекорды — в 83 года поехала в Индию и исколесила с внуком страну вдоль и поперек.

У вас явно хорошие гены!
Надеюсь! Но любовь к переменам у меня точно от нее. На одном из своих выступлений мой любимый писатель Борис Акунин упомянул, что мы, выходцы из «турбулентной» России, подчас проживаем несколько «жизней». Вот у меня сейчас, наверное, третья.

Заинтриговали…
Первая жизнь — «дипломатическая». Родилась я в Москве, в семье дипломатов, в международный детский сад пошла на Филиппинах, а в 16 лет переехала с родителями в Вену. Через месяц развалился Советский Союз, все стало очень зыбким, и тогда я за год выучила немецкий и поступила в Венский университет на переводческий факультет. Любовь к лингвистике у нас семейная: помимо английского и немецкого, папа знал хинди и урду, сестра — японский, а мама — французский.

DRESS: RALPH AND RUSSO PHOTO: JOHN OAKLEY / WWW.OAKLEYPHOTOGRAPHY.CO.UK
DRESS: RALPH& RUSSO, PHOTO: JOHN OAKLEY / WWW.OAKLEYPHOTOGRAPHY.CO.UK

И вы решили остаться в Вене?
Студенткой я активно подрабатывала на конференциях ООН, и атмосфера, с которой я там встретилась, сразу же произвела на меня огромное впечатление — более ста национальностей в одном здании! Я твердо решила делать карьеру в международных организациях и вскоре начала работать в ОБСЕ (Организации по безопасности и сотрудничеству в Европе). Там же работал мой первый муж, американец, но позже наш брак распался, и мы расстались друзьями. 11 лет я работала на разных должностях, ездила даже в горячие точки на Балканы, в Центральную Азию, работала в полевой миссии ОБСЕ в Косово.

Несравненная ДЖЕКИ КЕННЕДИ ПРИДЕРЖИВАЛАСЬ «ИКОРНОЙ ДИЕТЫ» — ВАРЕНЫЙ КАРТОФЕЛЬ с ложечкой икры.

Вы — такая хрупкая и в таких опасных местах! Трудно представить…
Поездки в разрушенные войнами города очень отрезвляют, начинаешь понимать, как мало мы ценим то благополучие и спокойствие, в котором живем!
Благодаря этой работе я встретила исключительно интересных людей. Например, моим начальником был директор Департамента финансов Майкл Шуленбург — потомок того самого графа Шуленбурга, который был послом Германии в СССР в конце 30-х годов, выступал против войны с Россией и позже участвовал в заговоре против Гитлера. (Помните фильм «Операция «Валькирия»? Правда, Том Круз играл там другого заговорщика.)

Карьера шла в гору, я продолжила учиться — получила степень MBA в британском Open University – но тут наступили перемены…

…и началась вторая жизнь?
Я поехала в гости к сестре в Лондон и встретила у нее старого знакомого. Когда мне было 16, он пытался ухаживать за мной, но тогда я еще была слишком молода. Теперь же, когда прошло 15 лет, у нас завязался настоящий «книжный» роман! Невозможность быть вместе усиливала чувства: у него — успешный IT-бизнес в Москве, я же свое будущее связывала с Веной и работой в международных организациях. Однажды на карнавале в Венеции мы оказались за одним столом с известной модной гадалкой. Я совсем не суеверна, но тут мне стало любопытно, и я попросила погадать. Итог? В течение года я выйду замуж, поменяю работу, перееду в другую страну, у меня родится дочь. Невероятно, но так все и случилось. Мы с Константином женаты уже десять лет и у нас трое детей.

А как в этой истории появился Лондон?
Первое время я никак не могла расстаться с имперской красотой Вены и жила на два дома — между Москвой и австрийской столицей. Но несколько лет назад мы переехали в Лондон, и я сразу почувствовала себя дома. Наверное, потому что мои родители «made me in England», где работали в 1970-е годы. Лондон открывал интересные возможности для новых бизнес-проектов, а также привлек нас своим космополитизмом и насыщенной культурной жизнью.

И вы заинтересовались искусством ?
Когда дети подросли и пошли в школу, я поняла, что пора заняться чем-то своим. Так в 40 лет я в третий раз стала студенткой, поступив на курс по современному искусству в Christie’s Education. Дипломную работу писала на тему «Женщины-сюрреалистки 30-40-х годов». Для меня открылся целый мир талантливых художниц и фотографов с необычными судьбами. Это были сильные женщины, бунтарки, чьи взгляды не укладывались в традиционные рамки.

Например, эротическая живопись Леонор Фини или ее дизайн костюмов и декораций для оперы, театра и балета. Художница жила в Париже с двумя возлюбленными и 20 кошками и эпатировала публику смелыми нарядами. Или посмотрите на англичанку из богатой семьи Леонору Кэррингтон, которая сбежала в Париж с женатым художником Максом Эрнстом, вдвое ее старше. Во время войны она переехала в Мексику, где была одной из самых почитаемых художниц после Фриды Кало. Мерет Оппенгейм, которая в 23 года стала знаменитой, создав шутки ради один из самых узнаваемых объектов в сюрреализме — «Меховой чайный прибор»: обтянутые мехом чашка, блюдце и ложка, ныне находящиеся в коллекции МоМА в Нью-Йорке. Или Ли Миллер, которая прошла путь от модели журнала Vogue и музы Мана Рея до фотографа и военного корреспондента в том же журнале во время Второй мировой войны.

DRESS: RALPH AND RUSSO PHOTO: JOHN OAKLEY / WWW.OAKLEYPHOTOGRAPHY.CO.UK
DRESS: RALPH&RUSSO, PHOTO: JOHN OAKLEY / WWW.OAKLEYPHOTOGRAPHY.CO.UK

А чем вы занимаетесь сейчас?
Я с самого начала помогала мужу с его бизнес-проектами. В последнее время, пока я ориентировалась в мире искусства, муж активно привлекал меня к маркетингу икры. И постепенно это меня увлекло! Сейчас я активно занимаюсь продвижением икры марки Kasperskian в Лондоне. Помимо переговоров с крупными магазинами, отелями и ресторанами, мы часто устраиваем мероприятия совместно с картинными галереями, аукционными домами, люксовыми брендами, выступаем спонсорами на благотворительных мероприятиях. Ведь икра, как и шампанское, создает праздничное настроение и ощущение легкости бытия, а на благотворительных мероприятиях, надеюсь, располагает участников к большей щедрости!

ИКРА KASPERSKIAN не ТОЛЬКО ЭТИЧНАЯ, НО И безумно ВКУСНАЯ, ДЛЯ НАСТОЯЩИХ ГУРМАНОВ.

Мы пробовали вашу икру на мероприятиях «Русской Рулетки» и смело ее рекомендуем! Но расскажите немного о вашей уникальной ферме в Швейцарии тем читателям, которые еще не знают о ней.
Один из самых необычных проектов, в который инвестировал Константин, — это создание в Швейцарских Альпах экологически чистой фермы по производству черной икры. Икра производится по уникальному, гуманному методу, позволяющему не причинять вреда осетрам, — методом специального массажа. Более того, после «родов» рыбок помещают в специальный спа-бассейн с минеральной водой и особым кормом! В Швейцарии очень строгие законы, и это гарантирует как бережное отношение к животным, так и высочайший уровень качества. Поэтому икра Kasperskian не только этичная, но и безумно вкусная, для настоящих гурманов. Ведь качество воды и корма для рыб — важные факторы. А вкус у этой икры очень нежный, созревшие икринки крупные. В отличие от большинства производителей, мы не добавляем никаких консервантов типа бора (Е285), только немного соли.

DRESS: RALPH AND RUSSO PHOTO: JOHN OAKLEY / WWW.OAKLEYPHOTOGRAPHY.CO.UK
DRESS: RALPH&RUSSO, PHOTO: JOHN OAKLEY / WWW.OAKLEYPHOTOGRAPHY.CO.UK

Икра ведь считается не только вкусным но и полезным продуктом?
Это действительно так. Недаром, согласно легенде, несравненная Джеки Кеннеди придерживалась «икорной диеты» — вареный картофель с ложечкой икры. А кроме того, даже небольшая порция этого нежного деликатеса всегда поднимет настроение.

Расскажите о вашем досуге, как вы любите проводить свободное время?
В нашей семье все немного «Миклухо-Маклаи», заядлые путешественники. Моя старшая сестра, ныне живущая в Сингапуре, пристрастила меня к adventure travel. На ее счету, помимо прочего, восхождение на Килиманджаро, пересечение пешком острова Калимантан, поездки по самым глубоким пещерам и к диким племенам в Новой Гвинее. С ней мы объездили любимую с детства Юго-Восточную Азию, ночевали в джунглях, на острове Борнео жили в гостях у местных племен в домах на сваях, поднимались на гору Кинабалу. Муж тоже оказался экстремалом — покорил не одну горную вершину, включая небезопасные Аконкагуа и Маттерхорн. Во время путешествия по Тибету он предложил остановиться «в самом высоком монастыре мира» у подножия Эвереста. Звучало романтично… Но в монастырь мы попали только на экскурсию, а ночевали в спальных мешках в сараях с хлипкой крышей и стенами. От высоты в пять тысяч метров страшно болела голова, а лица раздуло так, что Костя на всякий случай спрятал мое зеркало. Но рассвет на следующий день был настолько красив, что затмил страдания. А «горячая ванна» в деревянном корыте вечером того же дня показалась лучшим спа на свете. Недавно мы ездили в Бразилию с детьми — интенсивная поездка с длительными экоэкскурсиями и ночевками в jungle lodges на Амазонке. Дети были в восторге: сказали, что не хотят больше «море-пляж», в походных условиях интереснее!

DRESS: RALPH AND RUSSO PHOTO: JOHN OAKLEY / WWW.OAKLEYPHOTOGRAPHY.CO.UK
DRESS: RALPH&RUSSO, PHOTO: JOHN OAKLEY / WWW.OAKLEYPHOTOGRAPHY.CO.UK

Съемки в журнале — это тоже своего рода adventure ?

Действительно, для меня съемки — очень нетипичное занятие. Но, увидев работы фотографа Джона Окли (John Oakley) и узнав про вашу идею показать, как платья от Ralph and Russo смотрятся на не моделях, а на реальных женщинах, я решилась попробовать. В том числе и потому, что мне захотелось заполнить семейный альбом фотографиями, чтобы показывать внукам: смотрите, какая бабушка была — и в бронежилете, и в вечернем платье!

Что тут скажешь — вы вся в бабушку!


Photo: John Oakley / www.oakleyphotography.co.uk
Dress / Location: Ralph & Russo
Makeup: Amy Atkins
Hair: Tatiana Karelina
Special thanks to: Jekaterina Smolenskaya

Ольга Майр

Ольга Майр

Editor-in-Chief, Publisher