интервью

Люси Бойнтон о Фредди Меркьюри, несостоявшейся свадьбе и фильме о Queen

Рами Малек в роли Фредди Меркьюри
Рами Малек в роли Фредди Меркьюри
Люси Бойнтон, сыгравшая Мэри Остин
Люси Бойнтон, сыгравшая Мэри Остин

В конце октября поклонники Queen и Фредди Меркьюри по всему миру пойдут не на концерт, а в кино: на большой экран выходит фильм «Богемская рапсодия». С одной стороны, это официальный рассказ группы Queen о самих себе и Фредди, а это означает  много инсайдерской информации. С другой — не обошлось без скандала, поскольку работа над биографией столь сложных и многогранных людей редко вызывает однозначные реакции.

Дело даже не столько в самом Фредди, а в том, что этот фильм-биографию придут смотреть как поклонники голоса артиста, так и представители разного рода меньшинств. Как те, кто имеет отношение к AIDS, так и молодежь нежного возраста, интересующаяся музыкой, а еще матерые фанаты, которые знают о Queen больше, чем сами участники группы, плюс внук славян, и финн, и тунгус, и друг степей калмык. А теперь представьте, что нужно выбрать тон для такого «широкоформатного» фильма, где поднимаются вопросы, которые широкой аудитории обсуждать сложно…

Эта колоссальная работа заняла десять лет. Сначала Фредди должен был играть Саша Барон Коэн. Но его сильно интересовала скандальная сторона, а Queеn всё же хотела добиться некоторого баланса между «желтухой» и работой. Режиссера (Брайана Сингера) тоже в последний момент сменили: он применял скандальную сторону на практике — не приходил на съемки. В итоге фильм снял британец Декстер Флетчер, а Фредди сыграл американец египетского происхождения Рами Малек.

Мы же встретились с Люси Бойнтон — британской актрисой, сыгравшей девушку Меркьюри. Да, у него была девушка, с которой он был помолвлен. Стройная высокая блондинка. А мы в «Рулетке» такое не пропускаем… Встречу назначили в The Soho Hotel, где интерьер — та же рапсодия из ярких цветов, вышивки, современного искусства, ориенталистики, красной кожи и шкур.

Люси начинает первой и как истинная британка — с погоды: «Какой солнечный сегодня день!»

А эта комната стала еще солнечнее, когда в нее зашла ты! Ты много знала о Queen до начала съемок? 

Представляешь, я родилась в 1994-м и совсем мало знала о Фредди Меркьюри! Для меня лицом Queen, а точнее, силуэтом Queen, всегда был Брайан Мэй. Знаю, что это звучит из моих уст как признание в страшном грехе, но когда я читала сценарий, то будто попала на урок истории. Я совсем ничего не знала про личную жизнь участников группы и о том, какие люди стоят за теперешним составом.

Rami Malek (Freddie Mercury) and Gwilym Lee (Brian May) star in Twentieth Century Fox’s BOHEMIAN RHAPSODY. Photo Credit: Alex Bailey
Rami Malek (Freddie Mercury) and Gwilym Lee (Brian May) star in Twentieth Century Fox’s BOHEMIAN RHAPSODY. Photo Credit: Alex Bailey

Думаю, в этом ты не одинока. Я, например, в силу возраста мало знаю про нашу русскую легенду — Высоцкого. Наверное, это беда всех поколений: трудно искренне обожать фильмы и слушать песни, которые любят твои родители. Даже, если это классика. А что насчет музыки? Музыку Queen ты слышала? 

Мне кажется, сложно найти на земле человека, который не знает ни одной их песни. Я не исключение.

Но, кстати, наши родители тоже не так уж много про Queen знают! Если прогуляться по улицам Лондона, Москвы или Нью-Йорка и сообщить прохожим, что Фредди Меркьюри родился в Занзибаре и вырос в Мумбаи, они подумают, что ты сумасшедшая: «Он родился в Англии!» Если сказать, что Фредди был помолвлен с Мэри Остин, тебе укажут на его ориентацию. Мало кто вообще знает, что существует некая Мэри Остин, с которой Меркьюри встречался и был помолвлен, но я смотрела фрагменты фильма и видела эту сложнейшую сцену, где Фредди признается невесте, что гомосексуален. Как ты это вынесла? 

Сложных и грустных эмоциональных сцен в фильме много — такова жизнь. Как и счастливых… В первый день мы снимали концерт перед пятидесятитысячной аудиторией Live Aid в Уэмбли. Это один из самых счастливых моментов для моей героини. На следующий день мы снимали ту самую сцену, где он разбивает ей сердце. Играть все эти эмоции — настоящие американские горки! Мне было страшно. Но когда рядом профессионалы, съемки такой степени интенсивности приносят большое удовлетворение.

Gwilym Lee (Brian May), Ben Hardy (Roger Taylor), Rami Malek (Freddie Mercury), and Joe Mazzello (John Deacon) star in Twentieth Century Fox’s BOHEMIAN RHAPSODY. Photo Credit: Courtesy Twentieth Century Fox.
Gwilym Lee (Brian May), Ben Hardy (Roger Taylor), Rami Malek (Freddie Mercury), and Joe Mazzello (John Deacon) star in Twentieth Century Fox’s BOHEMIAN RHAPSODY. Photo Credit: Courtesy Twentieth Century Fox.

Знала ли ты сама об отношениях Фредди и Мэри до начала работы над фильмом? 

Нет, и этому есть причина. Оба они — довольно скрытные люди, особенно Мэри. Многие из тех, кто помнит Фредди, принимали плотное участие в съемках. Среди них — Брайан Мэй и Роджер Тейлор. Но как только я согласилась играть в этом фильме, мне сразу же сказали, что такого участия от Мэри, какое было у Брайана и Роджера, ожидать не стоит. Поэтому мне пришлось извернуться и вдохнуть жизнь в образ героини, о которой известно очень мало. При этом мне нужно было не только попробовать понять ее эмоционально, но и постараться соблюсти некоторое уважение, не ранить ее чувства. Ведь для живой Мэри из плоти и крови всё это не просто история, а ее личная, интимная история. Я не встречалась с самой Мэри, и это тоже очень важно, потому что позволило мне не имитировать, а создать ее эмоции с нуля. Интерпретировать чувства Мэри очень сложно, и мне понадобился буквально весь мой опыт — как актерский, так и человеческий.

Когда ты это говоришь, я думаю: а что тут интерпретировать? Любая женщина после семи лет совместного проживания и предложения пожениться, узнав о том, что у ее мужчины всё это время были любовники… закатит скандал, наверное? Хлопнет дверью? Но, насколько мне известно, Мэри, напротив, приняла выбор Фредди, осталась ему близким другом и после его смерти унаследовала его особняк и $10 млн. Что это было? 

Когда в довольно редких интервью я слышу, как они говорят друг о друге, то понимаю, что это максимально утонченная любовь. Узнав, насколько они друг друга поддерживали, как постоянно заботились друг о друге, я поняла, что это совсем нетривиальная история. Мне кажется, что хотя бы то, что они нашли друг друга — очень красиво. Несмотря ни на что, она была с ним и в болезни, и в здравии.

Он посвятил ей песню «Love of My Life» и вскоре признался в любовных похождениях с мужчинами. Она переехала… А у тебя какая любимая песня Фредди? 

На сегодня — «Save me». Грустная, лиричная песня, в которой полностью раскрыт его голос.

Чему ты научилась на съемках «Богемской рапсодии» как актриса?

В-с-е-м-у! Ты просто впитываешь, как губка, информацию, смотришь, кто как работает. У тебя также есть некоторые обязанности перед людьми, о которых мы снимаем фильм. Лавировать и передавать эти тона и полутона — настоящая школа!

L-r, Brian May, Producer Graham King and Gwilym Lee on the set of Twentieth Century Fox’s “Bohemian Rhapsody.”

Как ты получила эту роль? 

Полтора года назад я работала со студией Fox над фильмом Кеннета Браны «Убийство в Восточном экспрессе».

То есть миловидная и взбалмошная графиня Андрени, супруга которой сыграл Сергей Полунин, — это и есть ты? 

Да! Именно эта роль помогла мне получить роль Мэри. Меня заметили и прислали сценарий. Прочитав, я сразу же начала мечтать о том, чтобы сыграть Мэри. Но в итоге у меня даже проб не было, мне просто предложили роль, и на следующей неделе я полетела в Лондон сниматься. Но не думайте, что без проб работается легче… Пришлось образно говоря, пристегнуться посильнее, потому что не хочется подвести тех, кто дал тебе шанс, важно доказать, что ты его заслуживаешь. В последний день съемок мы работали над сценой, где Фредди поет песню «Love of My Life», а потом кланяется аудитории. Режиссер попросил Рами сделать еще один поклон, он поклонился, на него направили свет и все начали хлопать. Я подумала: «Только не плачь!» — и заплакала. Но потом обернулась — плакала вся съемочная группа. Для меня всё это было очень сильно.

Рами Малек в роли Фредди Меркьюри
Рами Малек в роли Фредди Меркьюри

Так каково это, в итоге, быть девушкой рок-музыканта? Ты же еще в одном фильме играешь подругу участника группы? Синг Стрит (Sing Street)?

Ага, идеальная подружка для рок-музыкантов 1980-х и мой тег: «Я это … с ними!» Ну слушай, жалоб у меня нет, это весело. После всех ужастиков, в которых я снималась, это очень позитивные фильмы. А еще здорово прочувствовать, как музыка объединяет людей на очень глубоком уровне, полном смыслов.

А зачем ты снималась в ужастиках? Тянет? 

Нет. Просто мне интересно всё! В моей профессии меня завораживает то, что можно жить жизнями сотен людей, которыми никогда не станешь. Случается то, что с тобой реальной никогда не происходит. Эта разница колоссальна! У меня ведь довольно простая жизнь, и ничего темного в ней не было. Но в кино я могу получить этот опыт. Я всегда хотела быть актрисой, хотя родителям принять мой выбор было непросто. Они проходили фазы: ужас, гордость, ужас, гордость. Я же после «Богемской рапсодии» поняла, как именно Фредди Меркьюри постоянно перерастает рамки и категории, в которые его ставят. Поняла, что вовсе не обязательно быть черной или белой в зависимости от того, чего от тебя хотят, а можно быть настолько цветной, насколько хочется.


Премьера (мир): 24 октября 2018
Премьера (РФ): 1 ноября 2018