Женщина с обложки

Анастасия Воронцова: самолеты, охота и из истории Домов Dior и Cartier

Dress: ALAIA, Photo: GABOR SZANTAI, Model: ANASTASIIA VORONTCOVA, Makeup: TATIANA DOROGAYA, Hair: JENYA GRIBOV, Style: SHERRY WALKER
Dress: ALAIA, Photo: GABOR SZANTAI, Model: ANASTASIIA VORONTCOVA, Makeup: TATIANA DOROGAYA, Hair: JENYA GRIBOV, Style: SHERRY WALKER

Из истории Cartier, исторические вещи Dior, самолеты и охота

«На самом деле известный жакет с фото знаменитого фэшн-фотографа Уилли Мэйвалда (Willy Maywald), которым в разнообразных энциклопедиях моды иллюстрируют классический New Look, имел два варианта, – приступает к разговору Анастасия Воронцова. – Оригинальный, с шестью пуговицами и шалевым воротником (лацканом), как раз и вызвал знаменитый отзыв Кармель Сноу (Carmel Snow), редактора американского Harper’s Bazaar, о том, что это совершенно новый образ, или New Look. А есть и второй вариант жакета, воссозданный домом Dior для фотографа Мэйвалда около 1957 года. На нем – пять пуговиц и прямоугольный воротник (лацкан). Именно его мы и видим на фото, облетевшем весь мир, и именно такой я заказала в ателье Haute Couture Dior. Интересно, что по правилам Дома они имеют право шить лишь по одной реплике этого исторического изделия на страну. А так как я живу в Лондоне, это значит, что во всей Великобритании такого больше нет».

Bar Jacket: DIOR HAUTE COTURE, Photo: GABOR SZANTAI, Model: ANASTASSIA VORONTCOVA, Makeup: TATIANA DOROGAYA, Hair: JENYA GRIBOV, Style: SHERRY WALKER
Bar Jacket: DIOR HAUTE COTURE, Photo: GABOR SZANTAI, Model: ANASTASIIA VORONTCOVA, Makeup: TATIANA DOROGAYA, Hair: JENYA GRIBOV, Style: SHERRY WALKER

А как реагировали гости открытия выставки «Christian Dior: Designer of Dreams», когда вы появилась на вечере в жакете, на который они пришли посмотреть на манекене?
«Я заказала этот комплект (жакет и юбка) за полгода до выставки просто потому, что очень люблю Дом Диор и хотела положить начало собственной коллекции исторически важной одежды. По счастливой случайности мой заказ был готов и доставлен в Лондон буквально за два дня до выставки, о которой я и не подозревала в момент заказа и в процессе изготовления комплекта. Когда я пришла в нем на выставку, то не ожидала такой реакции. Но люди фотографировали меня, осыпали комплиментами и просили потрогать рукав, чтобы проверить, что это правда».

Помимо любви к исторической одежде, Анастасия Воронцова выступает амбассадором высокого ювелирного искусства в Доме Cartier, летает на самолете, на котором учился летать принц Гарри, и разбирается в ружьях. Но, раз уж мы начали разговор с дома Dior, то продолжим о нем. А потом окунемся в бурлящий коктейль из высокого ювелирного искусства и экстремальных видов спорта.

Анастасия, чтобы не было путаницы: у тебя – оригинальный комплект New Look с фото или своя собственная копия?
Это был заказ Нautе Сouture, но это не винтажное изделие. Комплект был выполнен для меня на основе винтажного и по параметрам того, как он был изначально создан в 1947 году. Его сшили для меня в Париже в единственном ателье Dior Haute Couture. Правда, сделан он из современных тканей, но их производят теми же методами, как и для изделия 1947 года. То есть комплект максимально приближен к оригиналу. Техника изготовления тоже абсолютно такая же. Во время работы над заказом все кутюрье Дома Диор, которые работали со мной, от души радовались, что могут на практике применить старинные техники и работать в классическом жанре высокого кутюрного искусства, ведь у них редко бывает возможность что-то воссоздать и показать свои навыки на все сто. Их личный энтузиазм восхищает. Важно отметить, что не ансамбль называется New Look – так называется направление в моде. Сам же жакет называется Bar Jacket. По философии Кристиана Диора в таком комплекте нужно выходить на коктейль. Именно так он представлял себе современную женщину, которая идет выпить бокал шампанского в элегантный бар Plaza Athenee. Я люблю такие вещи, для меня это очень гармонично: можно просто пойти в бар, а можно сделать из этого момента эстетический эксперимент, пойти одетой вот так и насладиться уникальностью момента и атмосферы, своей причастностью к истории и наследию. Я именно наслаждаюсь такими вещами и моментами. Этот уникальный ансамбль и положил начало моей коллекции произведений от кутюр образца исторически значимых экземпляров.

А ты сама ходишь так в бар? И, если да, то сочетаешь это с современными вещами или винтажными?
Знатоки высокой моды и особенно поклонники Дома Диор сразу узнают этот легендарный look! Думаю, поэтому мой наряд всегда актуален. Если бы я ходила в платье XVIII века, как мы делали на карнавале в Венеции, на меня смотрели бы странно. Но именно такой образ – классический и женственный – всегда нравится людям. Пока что я люблю носить комплект целиком, но совсем не против в будущем смешивать с современными вещами, в этом тоже есть свой шик.

Если уж говорить про шик: ты выступаешь амбассадором высокого ювелирного искусства для Дома Cartier. Расскажи, как это все начиналось?
Я начала работать с Домом Cartier достаточно давно, девять лет назад. Это не было моей целью, скорее поступившим мне предложением. Как говорят: «Предложение, от которого невозможно отказаться». Окончив юридический факультет в Санкт-Петербурге, я училась в Торонто на программе International Business Management. Но меня пригласили в Санкт-Петербург развивать открывшийся тогда бутик Cartier. Звучало интересно, и я поехала. С того момента моя жизнь полностью поменялась. Я влюбилась в наследие, в качество, в красоту, в Париж, куда начала часто ездить, и во все, что связано с Домом. Я изучила эстетику Дома, его колоссальные традиции, историю камней, но самое важное – мне захотелось для самой себя осознать ценность всего этого, понять, как это связано с современностью и что этот Дом и его история дает нам сегодня.

Dress / Belt: ALAÏA, Earrings: CARTIER PELAGE, Photo: GABOR SZANTAI, Model: ANASTASSIA VORONTCOVA, Makeup: TATIANA DOROGAYA, Hair: JENYA GRIBOV, Style: SHERRY WALKER
Dress / Belt: ALAÏA, Earrings: CARTIER PELAGE, Photo: GABOR SZANTAI, Model: ANASTASIIA VORONTCOVA, Makeup: TATIANA DOROGAYA, Hair: JENYA GRIBOV, Style: SHERRY WALKER

Разумеется, в истории Дома Cartier не один том захватывающих дух историй, но какая история поразила тебя больше всего? Когда ты совсем не ожидала, что такое может быть?
Если честно, одной историей на этот вопрос ответить сложно, у Дома их действительно много. Для себя я бы выделила две. Первая – это одна из многочисленных историй создания и развития самой компании. Точнее, история о том, как появился тот бутик на углу Пятой Авеню и 52-й улицы в Нью-Йорке, который еще называют особняком Картье. Это шестиэтажное здание из гранита, возведенное в 1905 году в стиле неоренессанс. В 1914-м владелец особняка, бизнесмен Мортон Ф. Плант (Morton F. Plant, его отец застроил США того времени железными дорогами) в возрасте 61 года женился на 31-летней Майе (Mae Caldwell Manwaring). По слухам, он «выкупил» у ее первого супруга, менеджера ресторана / владельца отеля (разные версии), заплатив ему за развод круглую сумму. Они поселились в особняке, и молодая женщина начала обустраивать его со всей возможной роскошью, однако в то же время на их улице стали появляться разнообразные магазины, офисы и бутики, и все богатые семьи, которые жили по соседству с Плантами, переехали в другие, более тихие районы города. Картье же прибыли в город в 1909 году, и к 1917-му Мортон снова влюбился – но теперь в жемчужное колье Картье, выставленное в витрине бутика Дома, в то время на 712 Fifth Avenue. Вернее, влюбилась его жена, которая страстно захотела носить это колье. С эстетической точки зрения, это было изящное колье из жемчуга с бриллиантовой застежкой, колоссально ценное в силу уникальности и редкости натурального жемчуга. Длинная нитка состояла из 73 крупных натуральных жемчужин, более короткая – из 55.

“У МЕНЯ есть ЛЮБИМАЯ ФРАЗА: Если вы ЧЕГО-ТО ОЖИДАЕТЕ, ОЖИДАЙТЕ САМОГО НЕОЖИДАННОГО”.

Цена – $1 млн, что на данный момент приравнивается примерно к $20 млн. В те времена искусственного жемчуга еще не было, и колье из крупных одинаковых натуральных жемчужин было большой редкостью. Звезды сошлись, и Плант решил подарить любимой супруге понравившееся ей колье, а также переехать поближе к старым соседям, в то же время братья Картье хотели получить особняк для бутика. Так 21 июля 1917 года особняк перешел в собственность Луи Картье (Louis J. Cartier) за символичную сумму в $100, а «Мейси» Плант (так ласково звал жену Мортон) получила в подарок редчайшее украшение. Кстати, это колье запечатлено на двух картинах. На портрете Мейси Плант Альфонса Юнгерса (Alphonse Jungers), которая висит в Maisie Plant Salon в особняке Картье и сегодня, а также на картине художницы Клаудии Монро Керр (Claudia Munro Kerr), которая интерпретировала оригинал Юнгерса.

Bar Jacket: DIOR HAUTE COTURE, Photo: GABOR SZANTAI, Model: ANASTASSIA VORONTCOVA, Makeup: TATIANA DOROGAYA, Hair: JENYA GRIBOV, Style: SHERRY WALKER
Bar Jacket: DIOR HAUTE COTURE, Photo: GABOR SZANTAI, Model: ANASTASIIA VORONTCOVA, Makeup: TATIANA DOROGAYA, Hair: JENYA GRIBOV, Style: SHERRY WALKER

Отличная история любви и выгодной сделки, когда муж захотел сделать приятное своей жене и подарил ей колье, которое обменял на особняк! Зря говорят, что двух зайцев не поймаешь… А вторая история?
Вторая история про мексиканскую актрису и певицу Марию Феликс (Maria Felix). Она была дивой, звездой, феминисткой, обладала ярким экстравагантным стилем, который привлекал к себе внимание. В 1940–1950-е она была самой известной актрисой в Латинской Америке. В 1975-м Мария пришла в бутик на Rue de la Paix с питомцем – крокодильчиком. Поставив аквариум на стол, она сказала, что хотела бы колье по образу и подобию питомца. Уходя, она добавила: «Постарайтесь сделать это как можно быстрее, потому что он очень быстро растет». Колье создали довольно быстро, и оно стало одной из икон Дома, но суть в том, что когда мастера Дома Cartier создают подобные вещи, они черпают динамику и гибкость изделия из жизни. То есть тело крокодильчика двигается, как настоящее, лапки идентичны лапкам питомца, глазки максимально похожи. Этот принцип можно увидеть и в коллекции известных изделий с пантерой. Была даже одна клиентка, которая сказала: «Девочки, если когда-то мужчина захочет подарить вам цветы, скажите ему, что ваш флорист – Картье!»

“Я НЕ ВСЕГДА СТАРАЮСЬ предугадать И РАСПЛАНИРОВАТЬ СВОЮ ЖИЗНЬ, ЧАСТО ОСТАВЛЯЮ место СЛУЧАЮ.”

То, что Картье – это прекрасно, сомнений нет, а какие украшения ты носишь сама?
На данный момент в моей коллекции преимущественно изделия от Дома Cartier. Я тщательно и с трепетом выбираю экспонаты. Выбирая новое произведение искусства, мне важно почувствовать эмоции, которые оно дарит. Когда возникает эта связь, я смотрю на то, чтобы изделие несло в себе почерк и кодекс Дома, безукоризненный savoir-faire и вневременную актуальность. Например, одними из моих первых серег Дома Картье под названием Pelage я мечтала обладать с момента погружения в историю Дома. По двум причинам. Первая – в том, что в достаточно простом дизайне сосредоточен весь кодекс по реализации стиля ар-деко. Вторая – уже в них начинает зарождаться вечно актуальная коллекция «Пантера», выраженная в сочетании оникса и бриллиантов, которые позже стали иллюстрацией окраса шкурки пантеры. Позже эта комбинация была увековечена в изделиях Дома, но ее истоки лежат в 1914 году. Такие изделия вечные, с годами они приобретают ценность и показывают роскошь, но эта роскошь не броская, что я тоже очень люблю.

Что же касается камней, то для меня это настоящее любовное путешествие или история любви. Это очень личное. Я люблю чувствовать каждый камень, держа его в руках, его энергию, характер и уникальность. Самый любимый камень на данный момент – это сапфир. Но надо ли говорить о том, что я не могу обещать моногамные отношения, когда речь заходит о возможности обладать бесконечно красивыми и разнообразными драгоценными камнями? Для меня также очень важно, чтобы камень был натуральным. Сегодня существует множество методов для того, чтобы сделать красивее цвет, но это не мои принципы. Камень должен быть таким, какой он родился, и только тогда он несет энергию природы, которая создавала его тысячелетиями.

Gun: HOLLAND & HOLLAND, ‘ROYAL DELUXE’ SIDE-BY-SIDE SHOTGUN, Photo: GABOR SZANTAI, Model: ANASTASIIA VORONTCOVA, Makeup: TATIANA DOROGAYA, Hair: JENYA GRIBOV, Style: SHERRY WALKER

Анастасия, не сочти за комплимент, но ты сама такая энергичная и вдохновляющая! Расскажи про охоту, которую ты тоже относишь к разряду своих страстей…
У меня есть любимая фраза: «Если вы чего-то ожидаете, ожидайте самого неожиданного». Поэтому я не всегда стараюсь предугадать и распланировать свою жизнь, часто оставляю место случаю. Когда я переехала в Лондон, меня впечатлило интересное разнообразие светского английского общества, а охота – неотъемлемая часть их жизни. Я была совершенно не подготовлена. Думала, это роман на один день, но зато смогу сказать, что пробовала. Но неожиданно для себя я с первых моментов погрузилась в атмосферу: ты встречаешь совсем других людей, которых можно истинно описать как леди и джентльменов – они соблюдают правила, уважают друг друга, у них есть манеры, они увлечены своим делом, у них своя мода и свой этикет. Погрузившись однажды, я влюбилась в этот стиль жизни. Мне нравится именно социальная сторона.

С чем ты столкнулась, чего никак не ожидаешь от охоты?
Я никак не ожидала, что мужчины так элегантно, выдержанно, традиционно и красиво одеты. Дресс-код в мире эксклюзивной охоты еще более требовательный, чем на званых ужинах! Это прекрасный эстетический эксперимент.

Ты вообще любишь экстрим?
Все, что в какой-то мере безопасно для жизни – да! Недавно пробовала водить самолет и летала на той же машине, которую пилотировал принц Гарри. Удивительно, какие эмоции испытываешь, когда земля становится небом. Интересно, как после такого опыта происходит переоценка ценностей.

Откуда эта тяга к смеси красоты и экстрима?
Наверное, потому что я понимаю жизнь как большое и интересное путешествие! Моя цель – постоянно получать новый опыт, встречать интересных и красивых людей, учиться у них и в меру возможностей хранить наследие.