интервью

Итак, она звалась Татьяной

Tatiana Korsakova
Tatiana Korsakova

С 2011 года Татьяна с семьей живет в Англии, в поместье Парк-Плейс. Корреспондент «РР» встретился с Татьяной в лондонском отеле Four Seasons поговорить о жизни русских в столице туманного Альбиона, любимых дизайнерах, коллекциях, благотворительности, активном образе жизни и бренде спортивной одежды Vaara, который Татьяна запустила в мае.

РР: Татьяна, у русских в Лондоне неоднозначная репутация: с одной стороны — богатство и расточительность, громкие вечеринки и скандалы, которые удивляют англичан и вызывают у них недоумение и порой усмешки, а с другой — великая история России, образование и традиции. Как на вас отражаются эти стереотипы?
Татьяна: Это вы говорите о шоу Meet the Russians на телеканале FOX? Приходили, зазывали. Предлагали рассказать о благотворительности и о том, какую партию мы поддерживаем, просили показать гардероб, сходить со съемочной группой на шоппинг. Мой фонд в Англии Gracious Heart — это, обычно, такой крючок, на который меня пытаются поймать. Но я подумала: какая благотворительность, когда съемочная группа хочет изучить мой гардероб и показать его содержимое зрителям? Их совершенно не интересуют мои благотворительные проекты! Я знаю людей, которые живут здесь и искренне хотели рассказать о своей жизни журналистам, приняли участие в различных передачах, но потом видео с ними нарезали так, что весь смысл сказанного перевернулся с ног на голову. Многие английские издания хотят нас с мужем пощупать, пробуют провоцировать, но мы не участвуем в скандальных передачах и не даем поводов для скандальных интервью, и тогда они быстро остывают. Репутация русских в целом? Я бы сказала, что русские в Англии и во всем мире — разные, и далеко не все ведут себя так, как о нас пишут в прессе. Тем более, клише устаревают: в последние годы в Лондон переезжают русские, которые раньше здесь учились или работали, с прекрасным образованием, с чувством стиля. Это радует. Даже в бутиках ситуация изменилась: раньше русским девушкам пытались продать все самое яркое, блестящее, безвкусное, а сегодня все обстоит иначе. Продавцы — неплохие психологи, сразу «считывают» покупательницу. Они, кстати, отмечают, что у русских девушек безупречный вкус! За редким исключением, правда…

РР: То есть вам в Англии комфортно? А привыкли ли вы к британским традициям?
Татьяна: Я со школьной скамьи работала в Париже с международными командами и комфортнее себя чувствую как раз в многонациональном обществе. Но я никогда, разумеется, не стану британкой. Я — русская, родилась в Москве. Наверное, моя дочь будет чувствовать себя скорее британкой, нежели русской, потому что она родилась здесь. Но я заставляю ее после школы писать и читать по-русски, да и дома мы говорим по- русски. Для меня это крайне важно! При этом засаживать сад березками, строить баню и слушать дома шансон я тоже не собираюсь. Наоборот, хочу принять местные правила игры, уважаю местные традиции, но при этом не хочу терять самобытность.

РР: В Лондоне русские особенно наряжаются, когда идут в православную церковь. Вы не о такой самобытности?
Татьяна: Я хожу в церковь в Чизике и не замечала этого, все очень скромно одеты. Религия — естественная часть моей жизни, привитая бабушкой. Мы с мужем венчались в России. Я верю в брак на небесах, в то, что сердца после венчания связаны вместе навсегда, когда муж и жена поддерживают друг друга и в горе, и в радости. Мы прошли через многие испытания. Это только со стороны все кажется безоблачным. Конечно, я не жена декабриста, но за своего мужа и семью буду стоять до конца! Все это знают. Однако часто жены успешных мужчин ведут себя эгоистично, когда ситуация у мужа кардинально меняется, эти дамы не хотят никуда переезжать и ничего менять в своей жизни. Одна девушка произнесла фразу, которая меня поразила: «Не перееду из-за мужа в Лондон, там климат плохой и рестораны неважные! Если бы это хотя бы был Париж! И вообще, почему я должна все ради кого- то бросать?!»

РР: Ваш «негромкий» стиль в Британии — естественный для вас, или это желание не шокировать окружающих?
Татьяна: Британский стиль не то чтобы неброский, он просто другой. В России модно быть яркой, но одеваются все практически под копирку: сумка, обувь, украшения, часы — все должно быть одинаковое, чтобы не снижать планку. А в Великобритании индивидуальность очень приветствуется, здесь можно не бояться быть собой. К тому же во многих местах есть дресс-код: в школу или на благотворительные мероприятия принято ходить в скромной одежде. Шоппинг тоже изменился: люди спокойно покупают более дешевые марки и не стесняются этого. Если еще пять лет назад признаться, что на тебе футболка H&M было не комильфо, то сейчас этим все бравируют. Я научилась тут не бояться экспериментов.

РР: Какой из ваших экспериментов самый смелый?
Татьяна: Тюрбаны, платки на голову.

РР: А кто ваш любимый дизайнер?
Татьяна: Valentino — всегда покупаю что-нибудь из каждой коллекции. В этом сезоне для меня «выстрелили» Gucci и Chloe: люблю миксовать одежду и стиль 70-х. Стала обращать больше внимания на русских дизайнеров, радуюсь их успехам и поддерживаю. Раньше носить русское было зазорно, у всех были ассоциации с плохим качеством и дурным вкусом. А сегодня русские дизайнеры — другие, изменилось и качество. Они помогают нам поддерживать нашу традиционную русскую женственность, подчеркивают своими творениями природную стать. В такой одежде я чувствую себя как во второй коже. Люблю Вику Газинскую, а сейчас на мне юбка Vilshenko.

РР: А как насчет британцев- новаторов?
Татьяна: Мне ближе женственные вещи. Английская девушка идет на лондонскую Неделю моды, видит творения молодых британцев, которые не всегда умеют искусно шить, но умеют шокировать, и ей это ближе. Она посмотрит на мою юбку и скажет: «Ну и что? Это не ново. Достала из бабушкиного сундучка». Конечно, я покупаю что-то из коллекций Кристофера Кейна и других дизайнеров. Но в целом на мне такие вещи сидят плохо, неорганично. Только славянские девушки от природы умеют носить вещи, навеянные русской историей, традициями. Наверное, так же, как только восточные женщины умеют носить хиджаб. А еще мне важен дизайнер — как личность. Важно, что стоит за брендом. Я очень люблю и уважаю Стеллу Маккартни. Но не только ее коллекции, но и то, что ее образ жизни мне близок. Я знаю, что для нее веганство — это действительно образ жизни, а не модное веяние. Она — настоящая, личность с большой буквы.

Tatiana KorsakovaРР: Вы тоже веган?
Татьяна: Нет, но я не ем мясо. Во-первых, из-за соображений гуманности, а во-вторых, из-за его качества. Мясо сегодня напичкано гормонами и антибиотиками, и мы не знаем, как это сказывается на нашем здоровье. Статистика говорит, что среди веганов заболевания раком практически не встречаются. Рыбу я покупаю только у проверенных поставщиков. Скептики скажут, что тогда и жить вредно, так как воздух и вода тоже не кристальные. Но качество воздуха изменить невозможно, а вот ответственность за выбор пищи полностью лежит на нас. Меня часто спрашивают: зачем тогда жить, не получая удовольствия от еды? Но так говорят только те, кто не пробовал вкуснейшие блюда, приготовленные без мяса и молока! Когда мне говорят, что не могут отучить мужа от пельменей на ужин, я говорю: значит, нужно читать больше исследований о вреде такого питания! Разум дан нам в том числе и для того, чтобы с толком подходить к питанию, а не есть все подряд, лишь бы набить живот! Хочу быть активной, здоровой, красивой и полезной внукам и в 70, и в 80. Я научилась контролировать свое питание, отслеживать, где были произведены продукты. В Лондоне очень много ресторанов, хозяева которых знают историю каждого перчика, который они подают, и это прекрасно.

РР: И все? Просто читать этикетки?
Татьяна: Я придерживаюсь щелочной диеты. Мой папа ушел из жизни от рака, и я начала интересоваться этой темой. Сделала для себя вывод, что неправильное питание играет огромную роль в первопричине этого заболевания: сильное повышение кислотности в организме приводит к тому, что образуются токсины. Но если в рационе преобладает щелочная пища, то процессы старения и возникновения болезней сведены к минимуму. Когда я перешла на щелочное питание, стала чувствовать себя лучше. Могу объедаться, но чувствую себя отлично, у меня много энергии. Конечно, когда мама гостит у нас и готовит, я с удовольствием лакомлюсь ее блюдами, но это бывает нечасто.

РР: Ваша страница в Instagram, где вы выкладываете результат такой диеты — идеальное подтверждение ее эффективности!
Татьяна: Я завела страничку в Instagram в августе прошлого года. Мне хочется делиться своими проектами, идеями и стилем. Сегодня всех куда больше интересует стритстайл, то есть то, как другие играют со стилем и модой в реальной жизни, нежели на страницах глянца. Интересно прямое общение. Посмотрите на тех, кто сидит на front row модных показов. Там давно не только главреды глянца, звезды кино и шоу-бизнеса, а блоггеры, которые выкладывают модные новинки в Instagram. Сейчас люди не верят рекламе, а черпают информацию из соцсетей. С подписчиками я делюсь тем, что люблю — здоровье, мода и красота. У меня очень искренние отношения с ними, даже дружба, пусть и виртуальная. Мои тренировки? С утра я всегда занимаюсь йогой, четыре-пять раз в неделю силовой йогой и растяжкой.

РР: Сейчас в моду стали входить модели размера +. Как вы к этому относитесь?
Татьяна: Я считаю, что все хорошо в меру. Если у девушки очень женственная фигура — это прекрасно! Люди устали от канонов недосягаемой красоты и хотят видеть на подиумах обычных девушек, которых можно видеть на улице и метро. Думаю, это заигрывание с аудиторией, потому что каноны красоты были всегда, просто сейчас они очень разные. Для меня идеалом женщины всегда была Грейс Келли, и дочь свою я учу быть барышней. Мне кажется, все устали от балеток и брюк. Девушка должна нести в мир элегантность и красоту, и в Instagram я делюсь именно этим.

РР: Вы собираете дизайнерские платья. Говорят, у вас внушительная коллекция?
Татьяна: Моя коллекция – это своего рода приданое для дочери. Я родилась в Москве во времена дефицита. Мне не досталось от мамы никакого модного наследства, потому что в 80-е задача перед родителями была другая — накормить и одеть детей. Наши мамы экономили на себе, работали и выкручивались, как могли. До сих пор не представляю, как моей маме все удавалось? В то же время бабушки готовили приданое своим дочерям. Я до сих пор помню, как моя бабушка показывали мне сундук с приданым, которое ей собирала ее мама: платья с ручной вышивкой, посуда, постельное белье. Для меня эти уникальные вещи — связь между поколениями. Наверное, поэтому я и собираю сундук для своей дочери. Ну, не сундук, а скорее маленький вагончик (Смеется). На днях купила помаду Dior и подумала о маме: в 90-е она о ней мечтала, а когда, наконец, приобрела, берегла ее, как драгоценность. Мне бы хотелось, чтобы моя коллекция была частичкой меня для моей дочки. Надеюсь, что она с радостью будет это носить. У меня уже даже есть платье, в котором Варвара будет венчаться.

РР: При этом вы запустили линию спортивной одежды, а не кутюрных платьев…
Татьяна: Я считаю, что каждый должен делать то, что умеет. У меня есть опыт работы в фэшн-индустрии и опыт познания своего тела через правильное питание, йогу, медитацию и спорт. Об этом мой бренд. Но я не умею кроить и шить. Мой бренд — это отражение моих взглядов на жизнь, моего опыта, я вдохновитель и дизайнер всего в этой коллекции. Но мне нужен профессиональный совет в технических вопросах. Если бы я решила стать дизайнером одежды prêt-à-porter или haute couture, то обязательно получила бы соответствующее образование, чтобы приобрести необходимый опыт и иметь базу. На мой взгляд, выбор дизайнерской одежды просто огромен, а вот с одеждой для йоги и пилатеса дела обстоят хуже: она либо сделана из синтетических тканей, либо у нее неудачный крой. Я хочу создавать одежду для активного образа жизни молодых женщин, мам, которая была бы удобна, приятна и элегантна. Чтобы ее не чувствовали: такая одежда должна быть невесомой, невидимой поддержкой для осуществления поставленных на день целей. Вся одежда сделана из хлопка, льна и кашемира, силуэты элегантно подчеркивают достоинства женской фигуры. Этот концепт спортивной одежды позволяет активным женщинам начинать в ней свой день, а потом легко миксовать предметы из коллекции и чувствовать себя комфортно, элегантно и одетой к месту в те дни, когда много встреч и дел. Вся наша продукция производится по самым этичным стандартам, из экологических материалов, а часть выручки от продаж идет на помощь детям с заболеванием ДЦП, которые не могут вести активный образ жизни. Средства от продажи коллекции будут помогать малышам стать активнее. Vaara — это не просто одежда, это мои жизненные ценности, мой образ жизни, и эта капсульная коллекция — лишь начало.

Tatiana Korsakova
Tatiana Korsakova
VAARA ЗАПУСКАЕТ КАПСУЛЬНУЮ КОЛЛЕКЦИЮ

VAARA — это бренд одежды для активного образа жизни, созданный Татьяной для деятельных и успешных девушек, которым удается совмещать насыщенную деловую жизнь, ответственно подходить к материнству, бережно относиться к своему здоровью и активно заниматься спортом. Для молодых женщин, которые не готовы идти на компромисс в том, что касается качества или стиля. Капсульная коллекция создана с использованием тщательно отобранных тканей, включая высококачественный 100% кашемир, органический хлопок и вискозу, которые обеспечивают максимальный комфорт, ощущение уюта, уверенности в себе и выгодно подчеркивают элегантность и женственность.


Цена на вещи VAARA варьируется в пределах 40 фунтов за базовые предметы одежды и до 300 фунтов за кашемировые свитера. Одежда VAARA будет продаваться онлайн на официальном сайте VAARA.COM и в избранных магазинах. Часть от продаж пойдет в поддержку фонда «Добросердие», созданного для детей с диагнозом детский церебральный паралич. www.vaara.com www.dobroserdie.com www.tativk.com

 

РР: То есть бренд — это продолжение вашего фонда «Добросердие»?
Татьяна: Да, благотворительность занимает важное место в моей жизни. Меня расстраивает, что благотворительность интересна далеко не всем. Многие до сих пор считают, что благотворительность — это только деньги, и, если средств недостаточно, то и заниматься этим не стоит. А я уверена, что благотворительностью может заниматься каждый: филантропия — это же и время, и знания, и энергия, и энтузиазм! Я использую не только свои финансовые возможности, но и связи в фэшн-индустрии и все другие рычаги, которые мне доступны, чтобы изменять ситуацию с детьми-инвалидами. Конечно, не за год — это долгий процесс.

РР: Татьяна, а зачем вам это? Вы же вполне можете сидеть дома, примерять новые платья, заниматься с дочкой, читать книги и журналы?
Татьяна: Я начала работать в 16 лет, привыкла что-то делать, мне нравится быть независимой. Кроме того, думаю, что детям важнее видеть такую маму, которая состоялась как жена и успешна в карьере. Им нужно давать пример реализовавшегося человека. Когда им будет 20 лет, общество мамы, которая, выгуляла собаку или сварила варенье, им быстро наскучит. Когда же у тебя есть свое дело, ты постоянно растешь, узнаешь о себе новое, развиваешься — ты для них и советник, и интересный собеседник. Судьба подбрасывает тебе новые испытания, но ты должен достойно выйти из каждого. Я всегда говорила, что моя семья — мой приоритет. Я планируют день так, чтобы все успевать. Бываю на всех детских мероприятиях в школе, на всех собраниях, отвожу дочку в школу и забираю почти каждый день. Вечера всегда посвящаю семье и дому. Но при этом нужно не забывать и о самореализации. Я твердо верю, что каждому из нас даны таланты и определенные качества, чтобы сделать этот мир ярче, многограннее и лучше. Мы не имеем права губить свои сильные качества и таланты.

РР: Кстати, о планировании. В журналах популярна рубрика «Что сегодня в вашей сумочке». Мы же спросим, что было в вашей сумке, когда вы уезжали в Великобританию, чтобы, как оказалось, переехать сюда жить?
Татьяна: Ничего особенного, минимальный набор. Я была уверена, что мы едем на несколько недель! Скажи мне кто-нибудь, что мы переезжаем, у меня бы просто был обморок. Если говорить о каждом дне, то у меня всегда с собой две сумки. В одной — программа-минимум: блеск для губ, кошелек, визитки, телефон. Вторая — максимум, всегда в машине: книги, ручки, чековая книжка, аптечка, пластыри, шпильки для волос, расчески, косметичка, парфюм, крем для рук. Я с 16 лет на чемоданах… Если куда- то прилечу, а багаж потеряется, то я спокойно переночую с тем, что у меня с собой, потому что у меня есть все!