гедонизм

Кто на яхте главный? Адвокат!

Пока длинноногие красотки в модных купальниках фотографируются на роскошных яхтах и собирают лайки в соцсетях, мужчины в самом соку, которые за все это безобразие отвечают, не выходят из сумерек. Вы подумали об олигархах и спортивных звездах, которые пристроились в тени и попивают шампанское Crystal, любуясь на стайки сирен? В этой статье речь пойдет о тех, кто обычно остается в самой глубокой тени и появляется на горизонте только в момент возникновения проблем: официант, засмотревшись на модные купальники, не удержался на ногах и получил травму на рабочем месте? Гостье захотелось поводить судно, и она вступила в сговор с капитаном? В яхту врезалась Феррари или бегемот? Все эти проблемы решают адвокаты, и желательно, чтобы они специализировались на морском праве и вопросах, которые возникают исключительно у тех, кто связан с суперяхтами.
Во время Yacht Show 2015 в Монако корреспондент «Русской Рулетки» посетила русскую вечеринку британской Bargate Murray, одной из лучших компаний в области яхтенного права, и за бокалом шампанского узнала, чем занимаются с клиентами основатель компании Квентин Баргейт и директор по развитию Елена Шкотс

РР: Квентин, самый главный вопрос — что делают адвокаты, которые занимаются суперяхтами?
КБ: Вылавливают девушек сетями из морской пучины, куда они свалились, делая селфи. (Смеется.) Наша работа — сделать так, чтобы с самого первого дня яхта была роскошью, а не проблемой: плохой менеджер на верфи, где строят судно, плохой флаг, шум, вибрация, налоги, команда — все это может превратить даже самую дорогую и роскошную яхту в кошмар. А суперяхту тем более, потому что это очень дорогостоящий и сложный инженерный проект, который чаще всего подчиняется иностранной юрисдикции и международному морскому праву. Вопросов возникает множество.

ЕШ: Кстати, вопросы возникают еще и потому, что до 1980-х понятия «суперяхта» не было. Индустрия оформилась в 1990-е. А в 2000-х она взорвалась, потому что начали увеличиваться размер и инженерная сложность яхт. Когда я пришла работать к Квентину в 2004 году, яхты только начали достигать 60-80 м. Именно тогда россияне активно включились в яхтенную гонку. Прошло 11 лет. Теперь среди наших клиентов такое судно уже считается «маленьким», потому что современные яхты класса люкс достигают и превышают 100 м.

РР: Скоро яхты будут размером с «Титаник»! С чем связана эта гигантомания?
КБ: Еще с 1930-х годов сохранилась традиция соревноваться в красоте и размере яхт. Но тогда основными игроками на рынке были британцы и американцы, для которых яхта всегда была роскошью. В 2000-е годы появились верфи в Турции и Китае, и яхта стала рядовой вещью. Чтобы вернуть яхтенную эстетику на круги своя, Северная Европа начала строить суперяхты с суперначинкой и добилась в этом успеха: на мой взгляд, лучшие в мире яхты строят именно в Северной Европе. Всего в мире сейчас около 4500 суперяхт, но верфи уже работают еще над парой сотен — индустрия растет.

ЕШ: Для роскошных яхт сейчас очень интересное время, потому что правила очень активно меняются. Одно из самых больших изменений — размер. Яхты стали слишком массивными и не вписываются в действующие законы, например в закон о количестве пассажиров. Поэтому некоторые страны, для которых регистрация яхт — целая индустрия, разработали новые законы, находящиеся где-то между законами для пассажирских судов и традиционных яхт. Так, на обычной яхте можно возить не более 12 пассажиров, а на современной суперяхте, размером от 24 м (класс III), не более 36. При этом, когда на борту 36 пассажиров (включая команду), нужно использовать совсем другие материалы для общих пространств, не говоря уже о спасательных жилетах…

там огромное количество деталей.

Елена Шкотс
Елена Шкотс

РР: Но я хочу пригласить больше гостей! Это же частная яхта!
КБ: В этом вся суть. Чтобы пригласить больше гостей — нужно подать заявку туда, где яхта зарегистрирована. Поэтому регистрация яхты под флагом какой- то страны — очень серьезное решение. Не только из-за того, что цены и налоги везде различаются, но и потому, что все «флаги», согласно Парижскому меморандуму о взаимопонимании о контроле судов государством порта (Paris MOU), внесены в разные списки: белые, серые и черные. Что это значит? Черные флаги — сразу не вариант. «Серые» — постоянно и более тщательно досматривают. А вот страны с «белыми» флагами предоставляют своим судам отличный сервис: работают 24/7, идут навстречу, всегда готовы дать правильный совет, лучше всех информированы о новых законах и проявляют инициативу. Сейчас, например, ждем новый закон о топливе: на дворе XXI век, и теперь суперяхты не должны наносить вред окружающей среде. Не то топливо — штраф. Я состою в яхтенном комитете Каймановых островов и считаю, что лучше всего регистрировать яхту именно там. Хотите крутую вечеринку на борту, и у вас флаг Каймановых островов? Как правило, никаких проблем.

ЕШ: При выборе страны регистрации нужно учитывать все: законодательство страны (ведь пространство яхты — это территория страны «флага»); налоговую систему и косвенные налоги, которые зависят от использования; правила регистрации и сохранения конфиденциальности владения; правила защиты прав собственности; налоговые последствия продажи судна; юрисдикцию вероятных судебных процедур и защиту, связанную с исполнением решений суда. В этом смысле британский флаг — один из наиболее привлекательных, поскольку обеспечен защитой британской консульской службы и британской судебной властью.

РР: Хорошо, верфь выбрали, флаг выбрали, что дальше?
КБ: А дальше начинается самое интересное — составление контракта на строительство и владение яхтой. Его главная цель — описать все возможные проблемы в процессе постройки и эксплуатации и способы их решения, наиболее выгодные для владельца. Например, когда инженер работает над дизайном яхты, в документах прописано все, причем в деталях: шум, мощность мотора, вибрация, качество краски, инженерные стандарты, соответствие законодательству и прочее. Но если в итоге яхта хоть по какому-то параметру не соответствует документации, то действия сторон тоже должны быть прописаны в договоре. В нем также прописаны гарантии функционирования, гарантии возврата денег, гарантии сроков строительства, гарантии прав и как пользоваться этими правами. К тому же, вы реально хотите платить 20 процентов налогов? Кажется, нет, поэтому надо знать, как построить контракт и яхту так, чтобы она попадала под другую категорию, и налог был меньше. Составление контракта занимает несколько месяцев, но это того стоит: когда контракт составлен грамотно, любая проблема с яхтой не перерастает в головную боль.

ЕШ: Не поверите, но большинство диспутов возникает из-за косметических вопросов, а именно — красочного покрытия, при этом у владельцев темных яхт вопросов всегда больше. На черной глянцевой поверхности виден любой волосок, попавший в краску, а вы не для того платили 20 млн евро, чтобы кататься на «волосатой» яхте! Но и со светлыми яхтами бывает: краска трескается, на ней появляется оранжевый оттенок. А покраска яхты — это не кисточка с ведерком, а технологический процесс наложения слоев, красочный слой — часть конструкции яхты.

РР: А смешные случаи исков у вас бывали?
КБ: Во-первых, в своих договорах владения яхтой мы всегда прописываем арбитраж как основной способ решения диспутов, и это хоть какая-то гарантия сохранения конфиденциальности. Во-вторых, да, бывают ситуации, которые просто немыслимо предусмотреть. Был случай, когда в пришвартованную яхту нашего клиента въехал автомобиль, который несся на высокой скорости и не вписался в поворот. А недавно было еще интереснее: в яхту клиента врезался бегемот!

РР: Откуда в море бегемот?
КБ: Оказалось, что незадолго до них по маршруту проходило судно с цирком. На борту были цирковые животные. И вот тут становится не смешно: бегемоту пришел срок, и его выкинули в океан. Через какое-то время его тело врезалось в яхту. Предусмотреть такое — нереально! Но у нас прекрасные отношения с профессионалами из разных стран и, если возникает какая-то проблема, мы всегда можем ее решить.
ЕШ: При этом есть множество деталей, которые предусмотреть все-таки можно, если знать, куда смотреть. Например, бывают очень высокие клиенты. (Улыбается.) Когда проектируешь яхту для них, необходимо все измерения проверять на ком-то высоком, чтобы в итоге человек не врезался во все, что попадается на пути. Клиенты с Ближнего Востока часто берут на борт свою многочисленную семью, поэтому на стадии проектировки важно продумать этот момент и построить много спален. Это не прописано ни в одном законе. Ну и, конечно, перед заходом в порт, надо убедиться, что яхта в него поместится, иначе, вместо того чтобы пить шампанское на палубе и махать рукой прохожим, придется плавать на берег в шлюпке.

Bargate Murray
Bargate Murray
Квентин Баргейт
Квентин Баргейт
Анна Херард, Квентин Баргейт, Елена Шкотс
Анна Херард, Квентин Баргейт, Елена Шкотс
ABR_4607
Иван Веретенников, Светлана Гайворонска РР, Анна Бенюш РР и Никита Гончаров
Дария Пилецкая с супругом и гостями
Дария Пилецкая с супругом и гостями

РР: Даже в Москве вы полюбили паб! Я же говорю — британец! Тогда такой вопрос: недавно на британском телевидении вышел скандальный фильм о том, как в офис к британским агентам по элитной недвижимости приходит русский клиент с чемоданом денег. По закону агенты должны бы проверить, откуда деньги, но они настолько хотят их получить, что решают опустить эту формальность. В итоге такое поведение превращается в скандал и повод для журналистского расследования. Вы с таким сталкиваетесь?
КБ: Мы — не агенты. Мы — адвокаты и находимся под контролем State Regulatory Authority (SRA). Прежде чем поднять палец, нам надо получить довольно много информации о клиенте и проверить его насчет отмывания денег. Чтобы продолжать работать и защищать наших клиентов, нам необходимо четко следовать закону. А это значит, что мы должны смотреть паспорта, знать источник средств и соблюдать прочие законы, регулирующие отмывание денег. Сегодня почти все клиенты легко предоставляют нужную информацию. На мой взгляд, это вообще не проблема, ведь большинство людей во всех странах давно привыкли к подобным процедурам проверки и им нечего скрывать: они хорошие бизнесмены, много зарабатывают. Просто пресса не заостряет на этом внимания, но любит говорить о тех, кто нарушает закон, а их — единицы. К тому же, если какой-то адвокат предлагает сделать что-то без соблюдения закона, то, во-первых, он сам нарушает закон, а, во-вторых, его клиент остается незащищенным.

ЕШ: Более того, банки тоже не могут принять от нас оплату, если она вызывает у них вопросы. Они просто напросто заморозят транзакцию. В 1990-е, наверное, можно было прийти в офис британской компании с чемоданом денег, хотя я в этом сомневаюсь, но сегодня, если такое случится, большинство адвокатов и разного рода агентов спрячутся от этого чемодана под стол, потому что не хотят пачкать руки. Надо заботиться о репутации своего бизнеса.

РР: Кстати, а что насчет портов? Яхты новые — порты старые. Что делать?
КБ: Плыть в новые порты! Сейчас современные порты появляются в Хорватии, Прибалтике. Все привыкли к теплым странам, но в том же Абу-Даби для суперяхт нет ничего особенного. А вот Шотландия может быть очень даже приятной в этом отношении.

РР: Все-таки вы типичный британец! Я не представляю русского, который бы поплыл на суперяхте в Шотландию!
КБ: Кстати, я пару раз был в России. Обожаю пельмени и борщ. Только не понимаю, чей он — русский или украинский? Люблю баню, особенно Анна Херард, Квентин Баргейт, Елена Шкотс Иван Веретенников, Светлана Гайворонска РР, Анна Бенюш РР и Никита Гончаров Дария Пилецкая «Сандуны», и смотреть на гостиницу «Спутник» — она напоминает мне о фильмах, которые я видел во время холодной войны. А еще люблю станцию метро «Площадь Революции» и гастропаб «Пятый океан».

РР: Вы не только о репутации заботитесь, но и о душе! Устраиваете вечеринки для русских клиентов! Вы и для представителей других национальностей устраиваете что-то подобное?

ЕШ: Вечеринка для русских клиентов и партнеров — исключительно моя идея. Потому что мне не нравится, когда на моих русских клиентов со всех сторон сыплется критика. Мне не нравится, что до сих пор пресса мусолит стереотипы, связанные с русскими бизнесменах. В качестве моральной поддержки им и людям, с которыми мы работаем, Bargate Murray уже второй раз провели русскую вечеринку в Монако. На этот раз — в Before Bar. Фрагменты русской музыки, черная икра, наши традиционные закуски. Было весело. Но главное — такого в Монако больше никто не делает. В следующем году сделаем еще лучше!