Интервью

Фрэнсис Сегельман: королевский скульптор

Frances Segelman
Фрэнсис Сегельман

Мне нужно действовать, я каждый день Бессмертным сделать бы желал, как тень Великого героя, и понять Я не могу, что значит отдыхать.

М.Ю. Лермонтов

Представьте скульптора Ее Величества королевы Елизаветы II… Воображение рисует маститого бородатого старца с острым взглядом и в неряшливой одежде? Правильно?
Однако Фрэнсис Сегельман, член Королевского общества искусств и Королевского общества британских скульпторов, – привлекательная стройная и элегантная блондинка, у которой сложилась счастливая судьба, потому что она верит в силу материализации слова и обожает Микеланджело!

«Что в имени тебе моем…» Фрэнсис – француженка, иностранка? Или же свободная, как чайка?
Красивое сравнение! Несомненно, свободная – как птица! Мое имя означает, что я странствующая, нездешняя: у меня есть русские, австрийские и еврейские корни. Родилась я в английском Лидсе, но мои предки по матери родом из Риги времен Российской империи. Так что я немного еще и русская…

Потомок эмигрантов, которых история раскидала по миру?
Да, но самое замечательное в том, что им удалось прекрасно устроить жизнь.
Ты собираешь полные залы зрителей, потрясенных тем, как быстро (за несколько часов!) тебе удается создать из бронзы бюсты знаменитых людей, которые раскованно позируют на глазах у публики. Совсем недавно на таком сеансе у тебя побывала Джоан Коллинз, звезда 20th Century Fox, снимавшаяся с Грегори Пеком, Полом Ньюманом и Бингом Кросби. Она пожелала быть увековеченной в бронзе, и ты блестяще справилась с этой работой!
Ольга, это было невероятно: Джоан уже… 85 лет, но она выглядит потрясающе для своего возраста. Дело вовсе не в прекрасном макияже: она просто дышит профессионализмом. В какой-то степени терпение и выдержка – участь профессионального актера. Это их судьба.

 

“Моя скромная РАБОТА В ИСКУССТВЕ ИМЕЕТ для МЕНЯ ЕЩЕ и ТЕРАПЕВТИЧЕСКИЙ ЭФФЕКТ.”

 

Говорят, что актерская профессия – это диагноз. А как дело обстоит с профессиональными скульпторами? Как сложилась твоя судьба: ведь труд работающего с бронзой скульптора – удел мужчины?
С бронзой работать, конечно, и опасно, и трудно. Я полностью согласна – это работа для мужчин, поэтому скульптору-женщине необходимы мужская сноровка и сила! Нужна очень хорошая физическая подготовка. Я научилась защищать свою кожу, выносить тяжесть и сопротивление жестких и совсем не рекомендуемых для нежных женских рук материалов. Потому что без этого я просто не могу жить.

Frances SegelmanФрэнсис, как произошел твой прорыв, как ты добилась признания? Как из маленькой строптивой принцессы появилась сильная женщина-художник, скульптор, которому с радостью позируют коронованные особы, желающие увековечить себя в бронзе? Это очень нелегкая участь – молодому художнику приходится идти сложными путями, чтобы быть признанным. Скульпторами рождаются? В моем случае ключевое слово – «становятся», если мы говорим о труде скульптора: да, ты рожден с неким Божьим даром, с чувством прекрасного, которое надо как-то выразить. Ведь я нигде и ни у кого не училась – моими учителями были… Микеланджело (я убеждена, что его «Давид» – самое великое произведение из всего созданного скульпторами), Бернини, Огюст Роден. Это мои путеводители по жизни. Что еще? Музей Виктории и Альберта, Британский музей, наконец! Ну и, разумеется, доскональное изучение анатомии человеческого тела. Я должна была пройти через многие жизненные испытания и понять, что моя скромная работа в искусстве имеет для меня еще и терапевтический эффект. Так множество аспектов стекаются в одно русло. Я чувствовала, что просто не могу жить без этой работы, что это дело всей моей жизни.

Твоя мама была талантливой художницей, отец – музыкантом. Как жилось с людьми творческими, ведь в тебе чувствуется мятежническая черта?
Я была единственным ребенком и меня окружали талантливые, незаурядные люди. Мать, никогда не осознававшая своего огромного художественного таланта, зарывала его в себе. Отец, Стэнли Сегельман, тоже не в полной мере реализовал свой дар – композитора и исполнителя. Он собирал музыкальные инструменты со всего мира, великолепно играл на многих из них, исполнял свои произведения. Но не умел ни читать ноты, ни записывать их… Жизнь его была очень коротка, он ушел нелепо рано, в 53 года. Музыка была центром его Вселенной, но не стала профессией: в детстве он не смог получить музыкального образования, потому что родители считали его любовь к фортепиано напрасной тратой времени и… запирали инструмент на ключ! Ему предлагали заниматься другим, «настоящим» делом. Теперь это кажетс я дикостью.

 

“ДУМАЮ, ХОТЯ МНЕ И ПОВЕЗЛО повстречать СВОЕГО ЗАМЕЧАТЕЛЬНОГО МУЖА, все-таки Я ВЫБРАЛА САМОГО СЛОЖНОГО лондонца, который СУЩЕСТВУЕТ НА СВЕТЕ!”

 

Догадываюсь, что к тебе родители относились с повышенным вниманием, которое очень скоро стало чрезмерным!
Так и есть: отец никуда меня не отпускал, следил за каждым шагом, поэтому у меня было тяжелое и болезненное детство. Колоссальный контроль был неприемлем для такой мятежницы, как я. Тем более, с моим, по сути, очень мужским характером. Чрезмерное внимание и über-контроль родителей ведут к ошибкам, которые как раз совершают мятежники, когда наталкиваются на непонимание или чрезмерную опеку.

Материал для романа – ты случайно не сбежала из домашней тюрьмы с первым встречным?
Что-то очень похожее и приключилось – у меня родился ребенок, и я просто ушла из дома в 18 лет. Встречалась с одним, с другим, потом очень несчастливо вышла замуж за откровенного хулигана. Развелась… не сложилось. Мне было очень непросто, ведь на моем жизненном пути встречались не только порядочные люди. Но нужно подчеркнуть – я счастлива, что у меня родились дети, которые прошли со мной через все трудности, мы поддерживали и, даже не поверите, воспитывали друг друга! Я ни о чем не жалею, они сильные и удивительные. Они – мое главное счастье. Мы сумели защитить друг друга, а сложности меня закалили.

Frances SegelmanМногие необыкновенные и талантливые люди, с которыми мне приходилось встречаться, рассказывали об особой роли отца: как он всегда был лидером, главным учителем, важным звеном их жизненной цепи.
Стэнли Сегельман, мой отец, был несостоявшимся гением, невероятным человеком, который не стал знаменитым. Он просто жил музыкой и преклонялся перед ней, словно перед божеством, музыка стала его sine qua non. Отец мог играть день и ночь, постоянно сочинял музыку. Не оставляя нот, как я уже говорила. Однако мне удалось сделать аудиозаписи некоторых музыкальных фрагментов, и эти пьесы стали музыкальной основой моего документального фильма. Боль от потери близкого человека осталась навсегда. Она никуда не уходит, если этот человек был тебе по-настоящему близок…

Кто стал для тебя самым близким человеком после смерти отца? Как ты повстречала настоящую вторую половину?
Мой муж Джек Петчи, чудесно появившийся в моей жизни четверть века назад, сразу же занял место отца! Думаю, хотя мне и повезло повстречать своего замечательного мужа, все-таки я выбрала самого сложного лондонца, который существует на свете! (Улыбается.) Мне этот вызов понравился, меня это завело, я сразу поняла, что смогу быть рядом только с таким человеком. Дело в том, что в первое время нашей совместной жизни он доминировал во всем и везде.
Существовал только Джек! Вокруг него всегда были люди, множество людей. Джек очень влиятельный и богатый человек, и всем, разумеется, нравилось быть в ореоле его славы и состояния. Конечно, мне не нужно было зарабатывать на кусок хлеба, но боль от того, что меня могли в чем-то упрекнуть, подхлестывала, и я всё больше и больше уходила в работу. Работа над скульптурами стала побегом от действительности: мне не хотелось чувствовать себя частью чужого существования и быть человеком, не имеющим собственной ценности. И, о ужас, простите за это выражение, – трофейной женой.

 

“МНЕ ПО ДУШЕ АСПЕКТ ОТРИЦАНИЯ, полного отхода от НЕГАТИВНОГО. ЕСЛИ ВЫ БУДЕТЕ ВСЕГДА СЛУШАТЬ НЕГАТИВНЫХ ЛЮДЕЙ – ВАМ ЗАХОЧЕТСЯ УБЕЖАТЬ ОТ НИХ ПОДАЛЬШЕ. Успешные ЛЮДИ НЕ БУДУТ ЖАЛОВАТЬСЯ.”

 

Хотя Джек бросил к моим ногам весь мир, я с головой ушла в работу, вместо того чтобы ходить в салоны красоты или гулять по бутикам. Но я ни на секунду об этом не пожалела!
Ведь если мир ограничен одним пространством – «JACK JACK JACK», внезапно уходит уверенность, постепенно перестаешь верить в себя. Тем более, по признанию Джека, он ни одну женщину рядом с собой не воспринимал серьезно, для него просто никто не существовал. Я нашла выход из этого тупика, и чтобы обратить на себя внимание Джека, заинтересовать его как личность, принялась, словно одержимая, ваять его выдающихся современников, людей его круга, исторических личностей, людей великих, которых он уважал и ценил.

Мне нравится твое дифференцирование людей – на знаменитых и великих… это значительное отличие.
Конечно, а как же иначе? Этим титаническим трудом (более 150 скульптур в бронзе) я сумела изменить представление любимого мужчины о себе – женщине, которой он стал гордиться, которую нельзя было просто задвинуть на задний план. Я стала знаменитой, чтобы доказать ему и себе, что, если захочу, могу сделать всё. А главное – я смогла обратить его внимание на себя, заинтересовать. Он по-настоящему глубоко полюбил меня. Сильным мужчинам частенько тяжело даются слова любви и заверения, насколько важна для него жена. Джеку понадобились долгие годы, чтобы подарить мне счастье настоящего признания в любви. Но теперь – время моего триумфа, и он доказывает это всем своим большим сердцем. Может быть, я стала счастливой немного поздно, но именно так я себя и ощущаю! Мое время счастья здесь и сейчас. Я абсолютно довольна нашей жизнью.

Frances Segelman, Olga Roh, благотворительный вечер в частной резиденции Фрэнсис Сегельман в Лондоне
Frances Segelman, Olga Roh, благотворительный вечер в частной резиденции Фрэнсис Сегельман в Лондоне

Ты так уверенно говоришь, что сейчас – лучшее время твоей жизни. Твое время. Знаешь, сколько людей вспоминают, как хорошо было прежде, «раньше всё было лучше»… А ведь это суждение столь популярно, что уже начинаешь сомневаться, может, в нем и есть доля правды?!
Всё случилось, всё сложилось, хотя и позже, чем хотелось бы, но это моя судьба. Тем не менее, то, что счастье так долго искало меня, вовсе не навредило мне, и сегодня я могу помочь многим людям – молодым и талантливым художникам. Я теперь сильная и счастливая.

Рецепт счастья – это работа?
Сложнее: рецепт счастья в том, чтобы забыть боль. Физическую ли, моральную, любую – для этого необходимо выполнять свою работу, переносить накопившуюся энергию в труд. Когда я работаю в ателье, обязательно слушаю музыку. Если ни работа, ни музыка не помогают, то подключается время – я работаю часами, забывая обо всем. У меня очень интенсивная, драматически прекрасная жизнь. Мы зачастую не достигаем целей, так как не запрограммированы на это. Но вполне можем это сделать, если приложим усилия. Наши совершенно конкретные пожелания материализуются, и мы можем получить то, что хотим. Счастье запрограммировано!

Frances sculpting SergeiЭто закон «притяжения» – убеждение, что, сосредоточиваясь на позитивных или негативных мыслях, люди могут принести в свою жизнь положительные или отрицательные переживания. Есть ли какие-то секреты?
Задолго до встречи с мужем я прочитала книгу о визуализации цели и настройки на нее. Однажды в одной из книг я натолкнулась на совет: желание материализуется, если четко его понять и правильно сформулировать. Нужно же Богу понимать, что человеку нужно! Я стала записывать желания на листочке бумаги и класть самые заветные из них в сумочку, периодически доставая и перечитывая. Маленькое уведомление исключительно для самой себя, которое, как по мановению волшебной палочки, меняло меня… Так я сформулировала словесный портрет будущего мужа: вплоть до внешних данных и возраста. Я нарисовала его таким, каким вскоре после этого и встретила.
Я записываю свои цели и желания на бумаге в течение 25 лет! Храню, думаю о желаемом, и 95 процентов из загаданного и задуманного сбылось…
Как бы там ни было, я – счастливый человек, потому что ничего бы не достигла, если бы не повстречала своего мужа, друга и наставника. Насколько необычен этот человек? На первый взгляд, полный кошмар: внешне жесткий, отрезанный от своих чувств, он с первых дней нашего знакомства, с первой минуты моего появления в доме, запретил произносить негативные вещи в его стенах. Никогда! Мы даже избегаем говорить на такие банальные темы, как плохая погода, количество пробок на дорогах – любая «проблема», дошедшая с нами до входной двери дома, остается снаружи.

Иллюстрация: Patrick Morgan
Иллюстрация: Patrick Morgan

Иллюстрация: Patrick Morgan
Иллюстрация: Patrick Morgan

В России говорят – не выноси сор из избы, в твоей интерпретации – не вноси его туда… Интересный импульс для размышлений!
Мне по душе аспект отрицания, полного отхода от негативного. Если вы будете всегда слушать негативных людей – вам захочется убежать от них подальше. Успешные люди не будут жаловаться, потому что у них есть внутреннее ядро. Это было условием для совместной жизни с мужем, и я приняла его. Мы не жалуемся, не ноем, говорим только о хорошем, продлевая себе тем самым жизнь! Мы настроены на добро и созидание. Девиз Джека: «Если вы думаете, что можете, вы сможете!»

Что ты чувствовала в первый раз, когда тебя попросили сделать бронзовый бюст для знаменитого магазина Harrods? Ты прислала свою первую работу для этого универмага – бюст импозантного мужчины, капитана Дрэйка, известного мореплавателя XVI века «Эль Драгоне».
Это и стало началом настоящего профессионального восхождения. Моя работа приобрела еще больший смысл, я быстро стала востребованным художником, в Британской академии искусств меня стали воспринимать как равную. Я начала проводить сеансы «одновременной игры» – лепить человеческое лицо перед публикой.
 

“ОБЫЧНО ПОСМОТРЕТЬ на мою РАБОТУ собираются ЧЕЛОВЕК ДВЕСТИ. ПРЕДПОСЫЛКОЙ ЯВЛЯЕТСЯ СТЕПЕНЬ ИЗВЕСТНОСТИ человека, КОТОРОГО я БУДУ ЛЕПИТЬ.”

 
Как проходит такой сеанс, как ты воссоздаешь лицо человека в бронзе? Ты знаешь строение головы, тела, предугадываешь изменение каждого мускула при малейшем движении… Похоже на труд врача!
Обычно посмотреть на мою работу собирается человек двести. Предпосылкой является степень известности человека, которого я буду лепить. Это становится гарантией публичного интереса, ведь все собранные средства идут на благотворительность. Перед этим мы разговариваем с человеком, я слежу за его манерой улыбаться, говорить, даже молчать, наблюдаю за каждым движением. Здесь во мне просыпается некое туннельное видение –
необъяснимая сила ведет меня, я вижу и чувствую человека. Каждая моя мысль позитивна: у меня всё получится. С помощью этой мысли я проникаюсь всем существом моего визави. Это волшебство, благословение (назови это как хочешь!), как будто это вовсе не я. Мне нужно всего-то два часа – и детальная копия уже готова.

Однажды в твоей жизни появилась королева Елизавета, затем принц Филипп, принц Чарльз, а потом уже и представители британской политической и экономической элиты, артисты и спортсмены. Как тебе работалось с Ее Величеством, ты испытывала страх?
Признаюсь, что лепить царствующего монарха, Елизавету II, было немного боязно, и я сначала не справилась со своей задачей. Была в ступоре. Пришлось повторить сеанс, тогда всё вышло. Я сделала в общей сложности несколько ее бронзовых бюстов, которые она очень ценит.

Frances modelЧто больше всего запомнилось?
Ее колоссальная собранность и любезность. Она произвела на меня такое впечатление, какое бывает от встречи с человеком не от мира сего. Это великая женщина. Даже чисто внешне – в ней есть какое-то притяжение. Внешний вид человека очень важен, первое впечатление о нем неизгладимо: я чувствую ауру людей, и это замечательное ощущение, от которого заряжаешься энергией!

Это был твой самый главный успех, который определил и твое академическое будущее – ты член нескольких Британских королевских академий, заслуженный скульптор, необычайно востребованный сегодня. На твои спектакли с марафонами лепки очень трудно попасть! Что ты считаешь важным для себя на этом этапе, когда всё свершилось?
Если бы могла, я бы отменила желание спать по ночам, это такая пустая трата времени!

Может быть, потому что наша жизнь красивее наших мечтаний?
Абсолютно! И мы просто хотим продолжать и делать всё больше и больше…

Frances modelFrances Segelman…в этом остросюжетном многосерийном фильме, каким является наш захватывающий мир!
Люблю друзей и вообще очень люблю общаться с людьми, даже если кто-то не зажигает во мне искру интереса и привязанности. Может быть, он и не становится близким, но меня радует его красота, ум или особые навыки. Мне интересно с людьми, их разнообразие притягивает. Я долго преподавала и всегда ищу молодые таланты, которым необходима помощь.

А чью скульптуру тебе еще хотелось бы создать?
Меня привлекают сильные, неординарные личности, а в людях я особенно ценю их личную точку зрения, отстаиваемую ими позицию. Например, в политике редко увидишь человека формата истинного государственного деятеля, способного намертво стоять и защищать интересы своей страны. Поэтому моя мечта – отлить в бронзе бюст Владимира Путина.

Интересно ли тебе было работать с танцором Сергеем Полуниным?
Сергей Полунин поселился в моем доме (смеется), правда, он бронзовый и стоит у нас в гостиной! А если серьезно, то я счастлива, что познакомилась с ним. Это человек великого таланта, которого нельзя сравнить абсолютно ни с кем из предшественников в балетном искусстве. Он стал одним из героев моей коллекции замечательных людей.

Как ты держишь такую потрясающую форму? У тебя фигура модели!
Благодарю за комплимент. Очень приятно получить его именно от тебя! В молодости я подрабатывала моделью, мне ничего не надо было для этого делать, но теперь я каждый день занимаюсь пилатесом, чтобы поддерживать мускулы в тонусе – сильными и эластичными. Это необходимо для моей работы –
держать тело в узде. Даже если меня целый день никто не видит в ателье, я всегда безупречно одета, это элементарная самодисциплина.

Секреты питания?
Я убежденная вегетарианка (за исключением рыбы, которую я все-таки ем, хотя и с угрызениями совести). Кроме того, я убеждена, что люди не должны есть слишком много. Не могу представить себя поедающей сочный шницель со сливочной подливкой или пончик с мясом. Я ем, чтобы жить, а не живу, чтобы есть. Ну и, конечно, считаю, что как в работе, так и в еде, дисциплина – главная вещь в жизни человека, и без нее нельзя стать счастливым.

Твой жизненный принцип?
Жизнь прекрасна, ведь жизнь – это любовь! Будьте счастливы!