Искусство

Полина АСКЕРИ-Белоцерковская: исповедь галериста

Полина АСКЕРИ-Белоцерковская

Стоя перед цветными глазированными пончиками, я пытаюсь выбрать самый аппетитный: традиционный круглый в розовую крапинку или звездочку с пузырями. Я бы с удовольствием съела оба, но галерист Полина Аскери-Белоцерковская, с которой мы встретились в  ASKERI GALLERY, предлагает поберечь здоровье и современное искусство.


Всё потому, что перед нами вовсе не выпечка, а скульптуры из керамики известного художника Джей Йонг Кима. За сладким обаянием пончиков, выполненных в стиле поп-арт, кроется ироничное обращение к обществу потребления. А когда у тебя есть ключ, ведущий к разгадке произведения, становится приторно и «дайте-ка-мне-воды».

Мы зависаем над пончиками, Полина рассуждает о том, что значение галерей и музеев сильно изменилось в последнее время. Сюда приходят не только за художниками, но и чтобы выпить кофе, встретиться с друзьями и почти друзьями. Галерея – место, где должны быть движение и воздух, обсуждение и дискуссии, эмоции и экспириенс. Это некий клуб по интересам, о котором должны говорить люди. И они необязательно джетсеттеры и необязательно что-нибудь купят. Первый же вопрос Полине от «Рулетки» – каверзный.

DA!MOSCOW, ЭКСПОЗИЦИЯ ASKERI GALLERY

Галеристкой быть модно?
А галеристом – нет? (Улыбается.) Это гендерное различие обидно и иногда мешает плодотворно работать на российском арт-рынке. Собираю в кулак все силы против предвзятого отношения и смею утверждать, что
я – галерист, а не галеристка. В России эта профессия не связана с модной индустрией.

Сегодня уважение к современному искусству снижается, поскольку на тех, кто им занимается, смотрят не как на профессионалов, а как на развлекающихся. Как жить?
Поход на выставку – досуг. Многие шедевры эпохи Возрождения создавались под заказ для украшения домов богатых вельмож, то есть в своем роде тоже для развлечения, что ничуть не умаляет ценность этих произведений. Красота в глазах смотрящего. Два разных человека на одной и той же выставке увидят и почувствуют разное. Кто-то посчитает, что его надули, а другой испытает катарсис.
Вопрос в другом: зритель не знает языка, на котором современное искусство обращается к нему. Он видит перед собой оплывший жиром автомобиль (Эрвин Вурм) и не понимает, что это значит. Людям прорекламировали современное искусство, но не научили его смотреть. Отсюда возникает ощущение, что есть какой-то подвох, что нет ничего серьезного и уж точно – ничего возвышенного. Некоторые относятся к современному искусству как к мыльному пузырю, хотя это не так.

Тогда как отличить ширпотреб от настоящего искусства?
Зависит от того, кому и зачем нужно его отличить. Если мы говорим о человеке, который не разбирается, положитесь на мнение экспертов. Обращайтесь к ним почаще и не бойтесь задавать вопросы, даже глупые, на первый взгляд. На самом деле они не глупые! Если вы хотите коллекционировать, покупайте то, что вам нравится, выбирая из того, что вам рекомендуют. Инвестиционный потенциал искусства таков, что оно может подорожать, а может – и нет. Но если вы возьмете то, что вам действительно по душе, то во всяком случае останетесь с любимой работой.

Современное искусство – это всегда дорого?
Современное искусство не всегда стоит больших денег. Работы молодых художников, принты и фотографии с большим тиражом вы найдете вполне доступными широкой аудитории. Как раз одна из стратегий инвестиционного коллекционирования – это приобретение большого количества работ разных недорогих молодых художников. 5% из них потом станут звездами. А если в вашей коллекции окажется такой автор, стоимость работы вырастет в сто или даже тысячу раз. Как, например, в свое время было с Джорджем Кондо.

ПОЛИНА АСКЕРИ-БЕЛОЦЕРКОВСКАЯ

Чем отличается российский арт-рынок от международного? Можно ли сказать, что Россия находится в догоняющей стадии?
В первую очередь, различие в истории. В США арт-рынку как отдельной сфере экономики уже более ста лет, а у нас только с конца 1980-х художники смогли открыто продавать работы, а коллекционеры – покупать их. Система художественного образования плохо реагирует на перемены. Поэтому, пока мы не научим наших художников мыслить и работать на языке contemporary art (а это самостоятельный язык), нам нечего показать миру. Также и культуру коллекционирования и меценатства, которая была сформирована в Российской империи, теперь приходится отстраивать заново. У государства слабо развиты программы по поддержке современного искусства. А таможенные правила делают работу галериста не очень выгодной.

“ДВА РАЗНЫХ ЧЕЛОВЕКА НА ОДНОЙ и той же ВЫСТАВКЕ УВИДЯТ и ПОЧУВСТВУЮТ РАЗНОЕ.”

Однако в Москве существует выставка-ярмарка современного искусства Cosmoscow. Что это такое и почему важно там быть?
До недавнего времени Cosmoscow была единственным масштабным событием в арт-индустрии России. В этом году ярмарка пройдет в начале сентября. Также появились Russian Art & Antique Fair и Da!Moscow. К нам наконец-то стали приезжать иностранные гости и галереи со своими коллекционерами! Но вот для сравнения: в Нью-Йорке, Лондоне, Гонконге успешно работает 10-20 выставок в год, и на них приезжают ведущие галеристы, дилеры и коллекционеры со всего мира. Это Art Basel, Frieze, Art Central, PAD, The Armory Show, FIAC. Есть тематические, например, Art on Paper в Нью-Йорке, или небольшие события, которые проходят в отелях: Hong Kong City Art Fair и другие. Совместными усилиями арт-сообщества мы сможем развить российский рынок до хорошего масштаба и вывести на мировой уровень.

DA!MOSCOW, ЭКСПОЗИЦИЯ ASKERI GALLERY

Если художник планирует закрепиться на сцене современного искусства, то без серьезной галереи никуда. Как в Askeri Gallery выбирают, с кем работать, и как вас находят?
Есть масса международных онлайн-площадок, где можно заявить о себе, заинтересовать клиентов, заключить сделку или договориться о сотрудничестве с художником. Сейчас объем продаж искусства онлайн оценивается в $6 млрд, что составляет 9% от мирового арт-рынка. В 2018 году такие продажи выросли на 11% по сравнению с предыдущим.
Наша галерея показывала своих авторов в Шанхае, Нью-Йорке, на Тайване. Чуть более отдаленная цель – Дубай, Майами, Лондон и, конечно, Европа.
Что касается выбора авторов – Askeri Gallery работает с современными художниками. Я опасаюсь строить бизнес на вторичном рынке, когда даже известные аукционные дома регулярно попадают в скандальные истории с подделками. А это только когда афера открывается… Никто не знает, сколько фальшивок представлено на рынке. В Askeri Gallery мы продаем работы из первых рук, знаем или наблюдаем, как они создаются.

При выборе художников я полагаюсь на свой вкус, интуицию, опыт и мнение экспертов. Если галерист сам не кайфует от произведения искусства, он никогда его никому не продаст. Но чтобы мы начали работать с художником, должен совпасть ряд факторов. Например, интересная и актуальная техника, сюжеты, качество исполнения, коммерческая и карьерная перспективы и, конечно, амбиции. Другими словами, художник должен уметь работать в направлении contemporary art, хотеть развиваться до мирового уровня и не бояться трудностей. Кроме того, ASKERI GALLERY работает по принципу продюсерского центра, мы выстраиваем художнику карьеру и постепенно наращиваем стоимость его произведений.

ВЫСТАВКА ГЛЕБА СКУБАЧЕВСКОГО
ASKERI GALLERY

Подвержено ли современное искусство трендам и должен ли художник им следовать?
Тенденции в арт-мире не настолько мимолетные и острые, как в фэшн-индустрии. Смена трендов может занимать десятилетия. Например, у нас в 90-е были популярны акционизм и перформанс. Сейчас такая форма менее востребована. Пару лет назад Москву наводнило искусство с Востока, и интерес к азиатским художникам продолжает расти. В остальном есть стабильное внимание к Европе и США. Художник должен понимать, что сейчас происходит в арт-мире, какое место в искусстве он занимает сейчас и может занять в будущем. А уже следовать трендам или нет – личный выбор.



Какие отличия в подходе к работе у российских и иностранных художников?
На западе, как и на востоке, к искусству относятся более «ремесленно»: то есть неважно, какова концепция – она всегда будет выполнена качественно. В России – то ли из-за нехватки средств, то ли из-за отсутствия дисциплинированности и педантичности, – часто бывает так, что работа крутая, но выполнена на плохом холсте или косом подрамнике.

Еще российские художники часто не понимают законов рынка. Цена на работу везде должна быть одна: в мастерской, в галерее, на выставке. Потому что как только художник начинает продавать работу дешевле, без галерейной или дилерской комиссии, он обрушивает рынок на свои же работы. А вот в Азии, в частности в Южной Корее, не любят заключать договора. Для них достаточно словесной договоренности.

Кто из классиков смог создать настоящий бренд?
Энди Уорхол, назвав свою студию «Фабрикой», организовал творчество на манер предприятия. Он активно работал над тем, чтобы он сам и его друзья стали звездами. Недавно я была на amfAR в Гонконге, где в рамках аукциона небольшой принт Энди Уорхола ушел гораздо дороже большой работы известного современного китайского художника Сюй Чжэня. Всё дело в имени.

Энди Уорхол сказал: «Живя в одной комнате, избавляешься от бездны хлопот. Но все же основные тревоги, к несчастью, никуда не деваются». Как человек справляется с тревожностью по поводу приобретенного предмета искусства?
У нас есть услуга по примерке картин, к которой прибегают в 60% случаев. Когда вы видите работу в галерее, она находится в универсальном пустом белом пространстве – прямо по Уорхолу. И она нравится. Но если у вас нет отдельного помещения типа white cube под свою коллекцию, то придется с этим искусством жить, а значит ему нужно правильное место. Примерка позволяет проверить, насколько выбранная работа подходит для конкретного пространства. В большинстве случаев возвращать работу обратно никто не хочет, поэтому все заканчивается сделкой. Но иногда для клиента картина оказывается слишком громоздкой, активной или нейтральной, поэтому мы продолжаем поиск. Бывает, что супруга подобрала, а мужу не нравится. Чаще всего отказ связан с ошибочным представлением о цвете и размере. В галерее работы кажутся меньше, чем в квартире. Мне в этом смысле нравится работать с дизайнерами интерьеров, потому что у каждого есть свое видение проекта. Они ищут очень конкретные вещи с учетом своего вкуса и пожеланий заказчиков. Иногда привозишь работу художника на примерку, а там такая красота – и работа туда настолько вписывается, что понимаешь: она была создана именно для этого пространства. Гармонично и со вкусом собрать интерьер – целое искусство.

С какими современными дизайнерами интерьеров лучше работать, если есть коллекция и хочется ее показать?
Я, конечно, поклонница таланта своей сестры Ангелины Аскери и ее студии Angelina Askeri Interiors. (Смеется.) Также мне нравятся проекты Sisters’ design, Marion Studio, Елены Корниловой, Ольги Фрейман.

Какие работы лучше подходят для разных пространств? Какой художник хорошо идет с красным вином, а какой – идеален с французским круассаном на завтрак?
Каждый выбирает художников на свой вкус и гастрономические пристрастия. Чьи-то работы сочетаются с чем угодно: настолько они сильные и самодостаточные. Например, мой любимец Джордж Кондо, Кван Йонг Чан и Вим Дельвуа. Если вам хочется дерзости, обратитесь к стрит-арт работам Жан-Мишеля Баския и KAWS. Если тонкости и интеллектуальности – к Марселю Дюшану и Джозефу Кошуту. Безумную красоту вы найдете у Джеймса Таррелла и в спиральных дамбах Роберта Смитсона. За шокирующими работами, после которых ночью не уснуть, обращайтесь к Фрэнсису Бэкону, Герхарду Рихтеру и Маурицио Каттелану.

С кем из международных художников вы хотели бы сотрудничать?
Мне бы очень хотелось поработать с Джорджем Кондо, Дженни Савиль и Ёсимото Нара. Интерес у публики возникает, когда начинаешь показывать и рассказывать. Поэтому скоро мы привезем еще какую-нибудь звезду вслед за Кван Йонг Чаном. Кстати, впервые я увидела его работы в Лондоне на Frieze в 2013-м. С тех пор следила за его творчеством, пока в этом году наконец-то не решила, что мы готовы работать с мировыми авторами. Кроме того, в России интересна сама Россия. У нас сейчас появляется все больше необычных художников и арт-событий. Например, в этом году мы подписали контракт с российским художником и скульптором Даниэлем Закхом. Он учился в студии-магистратуре Захи Хадид в Венском университете прикладных искусств и работал в Zaha Hadid Architects. На его произведения у нас большие планы, мы планируем вывести его работы на международный уровень. Знание пространственной проблематики и умение работать с формой позволяют Даниэлю создавать скульптуры космической красоты. Думаю, в скором времени этот художник будет достойно представлять Россию мировому арт-сообществу.

Дайте три совета, как собрать коллекцию?
Во-первых, выявить цель: инвестировать, передать потомкам как культурную ценность, повесить во всех своих домах или сделать тематическую подборку. Бывает, что люди собирают, например, поезда – от игрушек до миниатюрных моделей XIX века. Довольно часто клиенты преследуют несколько целей. Просто одна из них приоритетная.

Во-вторых, рассчитать бюджет. Определитесь, собираете ли вы дорогих художников («голубые фишки»), молодых, уже умерших и так далее.

В-третьих, покупать то, что нравится, с оглядкой на советы консультантов.
Коллекция – образование динамичное. Становясь опытным коллекционером, возможно, вы захотите избавиться от каких-то приобретений прошлого – и это нормально.


ASKERI GALLERY
г. Москва, ул. Поварская, 31/29
tel: +7 499 518 0344
mailto: info@askerigallery.com
Время работы:
С понедельника по пятницу, 10.00 – 19.00.
Посещение по предварительной договоренности