Путешествие

Город Сад: MOHAKO2.0 мade in Asia

До приезда в Сингапур, еще не обремененная грузом идеологических и прочих клише, я знала об этой стране две вещи.


Во-первых, «черные карты». Звучит загадочно, с привкусом пиратской чертовщины. На практике же оказывается, что ЧК – это банковская карта, на которой золотом выбиты инициалы владельца и номер. И больше ничего. Для тех, кто «в теме», этого достаточно, чтобы понять, что перед ними VIP grand cru (владелец заводов, газет, пароходов; китайский чиновник «высшей лиги» из Main Land China или просто миллиардер). Концентрация черных карт в Сингапуре выше, чем в какой-либо другой стране юго-восточной Азии. К тому же, здесь все «в теме».

Второе чудо, с которым я мечтала встретиться в этой удивительной стране, были почему-то павлины. О них я узнала из «Романа с опозданиями» Федора Павлова-Андреевича. В этом гиде для путешествующей богемы автор живописал, как по экзотическому городу среди кокосовых пальм и орхидей расхаживают стаи красавцев с раскрытыми веерами хвостов, а перед ними притормаживают, уступая дорогу, экологически чистые Ferrari.

Sririta Jensen attends the screening of “Rocketman” during the 72nd Annual Cannes Film Festival

К моему приезду почти всех павлинов, по-видимому, передавили гоняющие навеселе на спортивных машинах все те же лихие «новые китайцы» из Main Land, а оставшиеся птицы перебегают дорогу разве что гольф-карам на полях искусственно насыпанного придатка Сингапура – островка развлечений Сентозы.

“КОНЦЕНТРАЦИЯ ЧЕРНЫХ КАРТ В СИНГАПУРЕ ВЫШЕ, ЧЕМ в КАКОЙ-ЛИБО ДРУГОЙ СТРАНЕ юго-восточной АЗИИ.”

К слову, гольф негласно признан в Сингапуре общенациональным видом спорта. Примерно как во Франции регби, а в Индии – сквош. Качество местных полей высоко оценил сам Тайгер Вудс, а магазины с клюшками встречаются здесь едва ли не чаще, чем кофейни Starbucks, материализовавшие в себе любовь сингапурцев к «Большому американскому брату».
Дискомфорт заядлые гольфисты испытывают разве что в связи с особенностями местного субэкваториального климата, сочетающего в себе тропическую жару с влажностью джунглей Амазонки. Теоретическое разделение на rainy season и dry season на практике выражается часовым ливнем, проливающимся на изнемогающий от зноя город раз в сутки в одно и то же время шесть месяцев в году (rainy season). За ними следуют шесть месяцев без осадков, когда пребывание на улице сводится к мелким перебежкам от двери дома до двери такси (dry season).

Так что шары в лунки тут забивают либо до семи утра, либо после девяти вечера. Забавное зрелище представляют собой парковки местных элитных кондоминиумов в пять утра, когда все разъезжаются «поиграть» по своим клубам, закидывая сумки с клюшками на заднее сидение Bentley, Lamborghini, Porsche и т.д.

Дневное же пекло местная золотая молодежь коротает, потягивая коктейли в бассейне на крыше отеля Marina Bay Sans Hotel (MBSH) – главной достопримечательности и символе города, повторяющем формы межгалактического корабля из голливудских фильмов в жанре Science Fiction.

“В СИНГАПУРЕ относительно МИРНО соСУЩЕСТВУЮТ ЧЕТЫРЕ РАСЫ – КИТАЙЦЫ (75% населения), МАЛАЙЦЫ, ИНДУСЫ И ПЕРАНАКАН.”

Если к отсутствию смены сезонов и круглогодичным 32 с плюсом градусам можно как-то привыкнуть с помощью спасительного кондиционера, которым здесь снабжены даже мотоциклы (шутка), то на культурно-идеологическую адаптацию потребуется время.

В Сингапуре, например, относительно мирно сосуществуют четыре, прошу прощения, расы, определяющие этнические группы граждан: китайцы (75% населения), малайцы, индусы и перанакан. Слово «раса», исход из европейского лексикона которого восходит к концу фашистской Германии, здесь употребляется во всех официальных документах и не окрашено какой-либо двусмысленностью. При этом всей страной, чья структура и механизмы работы наиболее приближены к международной корпорации, заправляет китайская диаспора отцов-основателей.

Они передают власть как в старые добрые времена от отца к сыну. Демократия – официальный местный строй – на практике выражается в праве пребывать на территории Сингапура и пользоваться его благами, пока есть денежка, которую из тебя можно вынуть тем или иным способом, а также умение быстро (иногда очень быстро, в течение 24 часов) и бесшумно покинуть страну, если ты как-либо проявил свое несогласие с правилами местного «монастыря» или пошло обанкротился. Однако филиппинцы и выходцы из Бангладеш, обслуживающие местное общество высокого и дорогого потребления, полуофициально приравнены к касте неприкасаемых, со всеми вытекающими, вплоть до таких, кажущихся нам, потенциальным борцам за свободы человека, «крайностей» как запрет ездить в одном автобусе с китайцами.

«Азиатское Монако» – каждый раз, когда слышу подобного рода «комплимент» в адрес этой маленькой китайской черно-карточной тирании с «узкими, но далеко видящими глазами», я задаюсь вопросом: а уместно ли вообще их сравнивать?
Однако поразмыслив и проанализировав факты, я поняла: в принципе – уместно, но стоит делать это осторожно, чтобы, к примеру, не прослыть ретроградом или китаефобом.

ЭЛИЗИУМ vs ГЕРБАРИУМ
Мое сингапурское приключение длилось два года (что для площади, сопоставимой с внутренним пространством Садового кольца, может показаться более чем достаточно). Время
действия – когда на мировые экраны вышел голливудских фильм «Элизиум» с Мэттом Деймоном и Джоди Фостер в главных ролях. В фильме захватывающие события триллера разворачиваются в недалеком будущем: ресурсы планеты истощились ровно настолько, насколько развитие технологий позволило построить искусственный рай – огромную орбитальную станцию «Элизиум» для избранных.

“ВСЕЙ страной, ЗАПРАВЛЯЕТ КИТАЙСКАЯ ДИАСПОРА ОТЦОВ-основателей. ОНИ ПЕРЕДАЮТ ВЛАСТЬ как в старые ДОБРЫЕ ВРЕМЕНА ОТ ОТЦА к сыну.

Здесь я сделаю короткое лирическое отступление, чтобы пояснить, как я очутилась в Сингапуре. Следуя примеру «степфордских жен» экспатов высшей лиги, в земном раю я оказалась, последовав за мужем в буквальном смысле слова на другой конец света. Любимому предложили контракт в топовом hedge fund, сулящий золотые горы и шато с виноградниками в Бургундии в ближайшей перспективе. От такого не отказываются.
Так вот, в киношном космическом раю живут, естественно, богачи. У них чистейший воздух, всегда голубое небо и идеально подстриженные газоны перед частными особняками, каждый из которых оснащен аппаратурой для искусственного выращивания органов. На грешной Земле, как и следовало полагать, влачат жалкое существование все остальные. Убогая, полная боли, лишений и несправедливости, их жизнь сводится к обслуживанию тех, кто сверху.
На втором году жизни в Сингапуре, выходя из зала кинотеатра, я вдруг с пронзительной ясностью осознала, что Элизиум уже существует на земле, и я прямо сейчас в нем живу.

Дело даже не в богатстве страны с гулькин нос при полном отсутствии природных ресурсов, поиграть в два казино которой съезжается половина Азии. Дело во времени: история Сингапура направлена в будущее, то самое, в которое, хотим того или нет, но мы все попадем совсем скоро. Маленький азиатский львенок с хвостом кита уже там.

В сравнении с ним «Княжество на Скале», как бы грустно это ни звучало, принадлежит к великому, но прошлому. Монако, прекрасное, неповторимое, удивительное, похожее на сон своими пряничными улочками и населяющими их персонажами, словно выпавшими из сказки, всеми своим фискальными преимуществами опирается на 700-летние традиции правящей династии Гримальди, без которой оно, подобно карточному домику, рассыпалось бы при первом дуновении ветерка. Ветерка с востока.

ГРИМАЛЬДИ vs ЛИ КУАН Ю
Историю пришествия к власти самой старинной из правящих европейских династий мы все знаем наизусть. В конце XIII века предприимчивый и бесстрашный Франческо Гримальди из Генуи с сотоварищи под видом странствующих монахов попросился на ночлег в замок, стоящий на неприступной скале над морем. Когда их впустили, «божьи люди», Гримальди, оказавшиеся коварными разбойниками, всех перерезали и стали новыми хозяевами замка. Каковы времена, таковы и нравы.

Историю же Сингапура, который с вполне оправданной помпой отмечает в этом году свой «золотой» 50-летний юбилей, можно утрированно свести к следующей цитате ее фактического основателя, первого премьер-министра, визионера и кудесника Ли Куан Ю: «Мне говорили, что, кроме комаров, на месте этого болота, вряд ли кто-то сможет жить».

Теперь на месте малайского болота раскинулся город-сад, «экономическим чудом» которого восхищается весь мир. Мистер Ю – отец молодого мультикультурного народа, национальный герой и бог, никого, кроме комаров не захватывал (времена уже не те). При этом в Сингапуре действует смертная казнь как высшая мера (о занятиях коррупцией и наркотиками здесь лучше даже не думать), а избиение палками превратилось в «банальное» наказание.«Железным» аргументом в пользу подобных методов может служить их высочайшая эффективность (а следовательно, стерильность вагонов, улиц и голов, не замусоренных всякими вольнодумными мыслями и образами).

Естественно, в Сингапуре прослеживается сходство в модели «эффективного соблазнения» европейской «малышки» на миллион. Точно так же Монако притягивает толстосумов не только Ривьеры, но и всей Европы, а также выходцев из богатых стран арабского мира. Сингапур – то же самое, но для Азии! Но сингапурцы – не китайцы, обращение к ним как к китайцам их оскорбляет. Они считают себя высшей азиатской расой, самой богатой, самой образованной, самой успешной.

К слову, казино Монте-Карло, созданное в 1865 году, фактически спасло страну от банкротства. Доходы от игроков-«лягушатников» (французов), приезжавших поразвлечься из соседней скучающей Франции в Лазурный Элизиум XIX века, шли напрямую в казну правящего тогда Шарля III. При этом сами монегаски играть в своем казино права не имели.
Жители Сингапура в местное казино допускаются, но должны заплатить что-то вроде демотивирующего налога – снова сходство!

GARNIER vs SAFDI
Я не беру на себя смелость утверждать, что в будущем все окружающие нас предметы, включая произведения искусства, будут еще более уродливыми, чем сегодня. Но кто возьмется поспорить с тем, что здание Оперы Монте-Карло, созданное архитектором Шарлем Гарнье в 1870-х годах, с эстетической точки зрения несравнимо с упомянутым выше отелем-символом Сингапура MBSH? Спроектированный 30 лет назад знаменитым архитектором-урбанистом Сафди Маши гигантский отель, объединяющий в себе развлекательный и торговый центры, поражает своей оригинальностью, высотой и масштабностью. Но если на потолок Оперы можно бесконечно медитировать часами, то на полное визуальное пресыщение сингапурским «чудом» достаточно… одного дня.

Или вот — Генуэзская крепость, превратившаяся позже в Княжеский дворец Монако, по сей день остающаяся резиденцией правящих Гримальди, была основана в 1191 году. В Сингапуре о кондоминиумах старше восьми лет говорят как о «старых» зданиях. Жилые же дома, построенные более 15 лет назад, подлежат сносу. Через полгода на месте котлована вырастет новый муравейник, чтобы в свою очередь быть разрушенным по истечении срока эксплуатации, который в будущем сведется к… паре лет?

Суть в том, что в современном продукте изначально заложен укороченный по сравнению с теми же продуктами, которые выпускали ранее, срок годности. Специально допущена «ошибка». Это касается абсолютно всего: машин, телефонов, зданий. Они выходят из строя через пару лет (пару десятков лет для сооружений) и их надо менять, а значит, клиент снова вынужден платить.

КРАСОТА vs ПРАКТИЧНОСТЬ
Не так давно французский модный дом Balenciaga распрощался со своим креативным директором Александром Ван. Молодой и энергичный американский китаец продержался в кресле небожителя совсем недолго, обнаружив себя, в общем-то, не справившимся с непростой задачей, поставленной перед ним владельцами бренда. Плавного upgrade парижского столпа haute couture по примеру Dior и YSL не вышло. И не должно было выйти: талантливый и успешный у себя на «родине» (в Нью-Йорке), Александр создает качественную коммерческую спортивную одежду в стиле MOD’ (Model off duty – модель не во время кастинга, не на съемке, не на примерке, но которая вне работы остается «моделью» и продолжает одеваться определенным способом). Область же высокой моды, духом которой пропитан дом Balenciaga с момента своего парижского открытия в 1937 году, для него такая же terra incognita, как кроссовки для Кристиана Диора.

Мораль истории Александра Вана в Balenciaga очень проста: современные китайцы хорошо копируют, но совершенно не умеют творить прекрасное сами. Их креативность, увы, пока не конкурентна. Возможно, и это тоже вопрос наличия времени: сегодня на создание «вечных ценностей» его просто нет.
Однозначно роднит две гавани миллионеров на противоположных сторонах глобуса, пожалуй, только одно. Русские проститутки. В Сингапуре, как и в Монако, они считаются элитными. Наших «дорогих» соотечественниц, пардон, «могут себе позволить» только владельцы самых черных карт, а в самом закрытом на острове клубе Brix, квартирующем в местном Hyatt отеле, создается впечатление, что представительниц других «рас» «отфейсконтроливают» на входе. Русская, так сказать, «монополия» вне политики и санкций.
Чтобы не заканчивать свои рассуждения на столь неоднозначной ноте, хотелось бы обратить ваше внимание на флаги двух стран, которые, возможно, идеально суммируют различия (и сходства) между ними. Флаг монегасков – простой, двуцветный, красно-белый (красная полоса вверху).

В сингапурском варианте на верхней красной полоске слева добавлен белый полумесяц, вместе в пятью звездочками, образующий круг. Полумесяц символизирует молодую, растущую нацию, а пять звезд – идеалы Сингапура: демократию, мир, прогресс, справедливость и равенство. Этим, собственно, все сказано – нерушимые идеалы, на которых базируется государство нового типа. Все жители Сингапура верят в звездочки, а уровень жизни настолько высок, что населению не имеет смысла активно роптать. Плюс еще и все на всех стучат: за вандализм (расписать стены в метро, например) полагается избиение палками в два захода (между сеансами телесного наказания провинившийся проводит неделю на больничной койке, чтобы восстановиться).

Напоследок расскажу одну забавную историю, иллюстрирующую менталитет сингапурцев. Впрочем, «забавной» она оказалась не для ее героев. В элитном кондоминиуме праздновали день рождения высокопоставленного работника консульства одной развитой неазиатской страны. Разместившись на просторном высотном балконе с видом на малайские острова, ребята не нашли под рукой скатерти и постелили вместо нее на стол с закусками и прочей выпивкой… флаг Сингапура. Через час в дверь позвонила полиция и попросила убрать со стола флаг. Незадачливые шутники тут же подчинились, но, как оказалось, поздно: в социальных сетях уже появилось уличающее их видео (заснятое, несомненно, одним из соседей), под которым следовали сотни комментариев с призывами как можно быстрее линчевать негодяев. На следующий день в посольство развитой неазиатской страны позвонили и «попросили» дипломатов покинуть территорию Сингапура в течение 24 часов. Без права, так сказать, на апелляцию. Так что с патриотическими чувствами граждан азиатского Монако надо быть осторожными, учитывая, что чувство юмора у них сильно отличается от монегасского.

Поэтому мне кажется, что с первой звездой, символизирующей демократию, сингапурцы все-таки слукавили: подобная критическая статья вряд ли увидела бы свет на родине Ли Куан Ю. Здесь либо хорошо, либо никак.