Мое лондонское «раз-два-три»

Автор: Илья Гончаров

Рассказ

Плохой танцор

В Лондоне проводится много разных балов. Одних только русских — штуки четыре, и самый громкий и яркий из них — ежегодный русский бал дебютантов, который проходит осенью. Он настолько знаменит, что его даже спародировал Робби Уильямс в нашумевшем клипе «Party Like a Russian». Илья Гончаров был дебютантом на самом первом балу в 2013 году. С тех пор каждую осень он хотел написать об этом рассказ, и в 2016-м, наконец, сделал это для журнала «Русская Рулетка»
Люди не любят чужих неудач. И длинных текстов. Как же не выдать длинный рассказ про самую неудачную неудачу в моей жизни?
Три года назад в Лондоне вовсю готовился первый русский бал дебютантов, обещавший быть шикарным — с платьями, фраками, оркестром и в «Альберт-холле». Организаторы были в Лондоне люди новые и еще не успели понять, что царским размахом здесь много очков не заработаешь. Это сейчас, уже к четвертому балу, они во всем разобрались, и залы выбирают менее дорогие, но более приспособленные для танцев. А на первых порах делали упор на дорого и богато.
Вот звонят мне однажды пиарщики этого бала и говорят:
— Илюха, такое дело, давай ты у нас на балу дебютантом будешь.
Отвечаю:
— Я за любую инициативу. Но есть одна проблема: я не умею танцевать.
Они говорят:
— А это как раз не страшно, потому что идея такая: все дебютанты, которые из Лондона, будут три месяца тренироваться в танцевальной студии. Ты тоже будешь туда ходить, научишься танцевать. А взамен мы хотим, чтобы ты блог вел про то, как преодолеваешь трудности учебы и покоряешь дивную науку танца.

Мне это польстило: здорово же, интересное дело предлагают. Может, я с этой темой в топовые блогеры выбьюсь? А заодно и танцевать выучусь. Со всех сторон выгодно, и вроде без обмана. Да и вообще, представить только: барышни в белых платьях, я во фраке, лиловый негр, манто, падебаск, оркестр под управлением заслуженного еврея… Прямо сектор «Приз» на барабане. Когда еще в моей жизни такое будет? Разве что на похоронах… И я согласился.

***

Я стал ходить на эти танцевальные занятия. Не забыв при этом написать бодрый пост в Фейсбук о том, что будет в моей жизни первый бал, и буду я хрустеть французской булкой и широко распахивать ресницы, как Наташа Ростова. Заработал увесистый пучок лайков и добрых пожеланий.
Учили нас в этой студии сразу всему — ча-ча-че и другим премудростям, при помощи которых мы должны были производить приятное впечатление на публику во время Вечера. Но это все было по желанию, а общая программа-минимум у всех дебютантов была такая: отшагать полонез и потом оттанцевать один вальс. При большом скоплении лучших людей города, купивших билеты за немалые деньги. На этих уроках стало выясняться одно очень неприличное обстоятельство: я вообще (ВООБЩЕ) не умею танцевать вальс, и более того, я в принципе ему не обучаем! Кто-то скажет: ерунда, не бывает необучаемых людей, бывает мало времени и усердия. Да и что там уметь: раз-два-три, раз-два-три… Но я честно пытался. И у меня не получалось. Не получалось двумя способами: или мы с партнершей врезались в стены и в другие пары, или я оттаптывал девушке туфли. То ли ноги у меня выросли не из того места, то ли оказался слабоват вестибулярный аппарат. Стоит ли говорить, что с такими успехами я не только не стал крутым и пластичным танцором, но и совершенно не продвинулся по блогерской части! Не писать же мне о том, что теперь на уроках все барышни старались не попадаться мне на глаза, чтобы я их не дай бог не пригласил.
Однако никто ничего не знал. Знакомые из Фейсбука, встречая меня, спрашивали:
— Ну как, Илюха, проходят занятия танцами? Скоро ли мы будем иметь возможность наслаждаться видом твоих зажигательных па?
Я в ответ поспешно уводил разговор на другие темы. А со временем перестал ходить на эти уроки вообще.

приглашение на русский бал

***

Долго ли, коротко ли, звонят мне снова пиарщики. Говорят:
— Ну хорошо, про Наташу Ростову мы прочитали. А дальше- то ты чего завис? Где фотки какие-нибудь? Где отчеты о стахановских темпах освоения галопа и мазурки? Время-то идет…
И я сказал им откровенно:
— Дорогие пиарщики, я вас подвел. Простите меня. У меня очень плохо получается танцевать. Я туда даже ходить прекратил. Не мое это. Давайте я не буду никаким блогерством заниматься, а мы как-нибудь по-другому ваш замечательный бал поддержим. Интервью возьмем у кого надо…
Они говорят:
— Ну интервью так интервью. Как хочешь. Смотри сам. Мы за любую инициативу.
У меня отлегло от сердца. Я снарядил корреспондента на интервью и забыл про эти чертовы танцы и несчастных дебютанток с оттоптанными ногами — казалось, навсегда.

***

Пришел конец ноября. Мне снова звонят пиарщики и интересуются:
— А что это ты на репетиции не ходишь?
Я удивленно спрашиваю в ответ:
— А с чего бы мне туда ходить, если мы договорились, что я про это ничего писать никуда не стану?
— Ну не хочешь писать, не пиши. Но выступить на балу ты обязан. У нас уже все посчитано, тридцать пар, из Москвы участники приезжают, ты тоже в списке. Давай, не подводи.
Я начинаю тихонечко запотевать.
— Ну я ж это… Я ж учиться не ходил, и вальс не умею. Как я пойду? Я — хаос! Я — бомба, которая уничтожит все старания хореографов-постановщиков! За что люди платили деньги — чтобы посмотреть на неуклюжего меня? Пожалейте несчастную барышню, которой я достанусь, наконец!
Но они остались непреклонны.
— У нас строго тридцать пар. Без тебя некомплект будет. Тебе не отвертеться. Ищи себе фрак, белые перчатки и иди дебютируй, иначе подведешь и расстроишь. А я подводить и расстраивать никого не люблю. Подписался — не соскакивай.

***

Оказалось, что никому не нужны были мои блогерские таланты. Я с самого начала был нужен им по более прозаической причине: в рядах дебютантов хронически не хватало парней. Не любят русские мальчики танцевать — ни в Лондоне, ни в Москве. И организаторы бала, словно военкомат, пускались во всякие коварства, чтобы избежать недобора. В моем случае они сыграли на тщеславии.

Русский бал

Это, конечно, не совсем честно, но отступать было поздно. И я сделал все, что мог. Прибежал на последний перед генеральной репетицией урок. Там не сразу вспомнили, кто я такой.
Своей миссис велел отменить все планы и два дня мучил ее в парке возле дома, пытаясь выписывать «раз-два-три-раз-два-три» на снегу. Заказал себе фрак и взял один индивидуальный урок у преподавателя танцевальной студии за 90 фунтов. Нет, на чудо я не надеялся. Мною скорее двигало тайное желание откупиться от судьбы: «Видишь, судьба, я последние деньги трачу на решение проблемы? Так сделай что-нибудь, чтобы позор обошел меня стороной!»
Позор тем временем надвигался черной тучей. Все лучшие люди города купили билеты на этот бал. И мне в припадке страха уже начало казаться, что они сделали это специально, чтобы посмотреть, как я буду крушить стройные ряды танцующих дебютантов. Но не явиться было нельзя.

***

На генеральную репетицию в «Альберт-холле» я явился обреченный и полный тайны: «Репетируйте, репетируйте. Вы еще не знаете, какой сюрприз вас ждет в моем лице». В глубине души я надеялся, что главный хореограф Леонид Плетнев заметит на прогоне мою неподготовленность и выгонит взашей. Уверял себя, что мастер этого уровня не допустит к вальсированию такое чудовище, как я.
А еще я надеялся, что девочка Наташа из Москвы, к которой меня поставили в пару, рано или поздно придет в бешенство и потребует другого партнера.
Но не сработало ни то, ни другое. Во-первых, на репетиции отрабатывали только полонез. А там все очень просто: шагаешь и в нужный момент подпрыгиваешь или падаешь на колено. Вальс уже не трогали: предполагалось, что мы достаточно его отработали за три месяца уроков. Поэтому Плетнев отпадал. Во-вторых, девочка оказалась деликатная. Чересчур. Настолько дипломатичная, что даже училась, кажется, в МГИМО. В Лондон прилетела за свои деньги и полная восторга и энтузиазма. Она же не знала, что…
Я ей сразу сказал, что не умею танцевать, что я случайный человек, что меня заставили. Но она включила усиленное понимание и всепрощение и ответила: ничего-ничего, вместе как-нибудь вытянем.
Так моему шикарному плану быть изгнанным из «Альберт-холла» помешало то обстоятельство, что русские девочки — самые лучшие в мире. В определенный момент я уже стал помогать им меня увольнять. Подошел сначала к Плетневу и сказал ему, что не умею танцевать вальс и меня заставили.
Плетнев развел руками:
— Раньше надо было предупреждать. Нам уже с новым танцором некогда полонез репетировать. Во время вальса держись ближе к центру площадки, так сможешь круги делать поменьше, тебе будет легче.
А мне какие круги, когда я квадратом на месте еле-еле научился…
Думаю: «Ну ужас же будет… Этого нельзя допустить». Подошел к Элизабет Смагин, директору всего предприятия. Объяснил ей ситуацию. Элизабет молча показала мне кулак. И я понял, что это конец.

Russian bal in London

***

Наступил вечер бала. «Альберт-холл» осветился огнями, к нему съехались лучшие люди города, а также целая толпа приезжего народу из Москвы: в тот год на балу выступали прима-балерина Большого театра Евгения Образцова, Игорь Бутман и многие другие известные артисты.
Нас построили в ряды.
Я посмотрел на Наташу и мысленно сказал ей: «А что поделаешь, Наташенька. Будем страдать. Страданиями душа совершенствуется». И повел ее на выход.

Мне было заранее жаль Наташу. Жаль ее туфель. Жаль ее испорченного вечера, ради которого она специально прилетела из Москвы.
Пока мы спускались с лестницы, моя печаль расширилась до общечеловеческих масштабов, и на паркете мне уже было жалко всех нормальных людей, вынужденных страдать из- за обстоятельств и дураков, которые не могут между собой договориться. Мне хотелось в тот момент, чтобы меня просто не было. Никогда.

***

Дорога домой

Я взял ее за руку, и повел ее в вальсе, и волшебным образом все получилось. То ли с перепугу, то ли все-таки с восемнадцатого раза у меня правильно заработала координация движений. Мы сделали круг, а потом еще круг. И лучшие люди города хлопали нам, и Наташа смотрела на меня с восторгом, точно довольный педагог на способного ученика.
Так это могло быть в идеальном рассказе. В реальности же все оказалось прозаичнее. Я припомнил совет Плетнева и моментально вытащил девочку в самую середину, где не надо было кружиться, а можно было прыгать по четырем точкам, без риска атаковать другие пары.
Разумеется, я все равно был неуклюж и безбожно перепутал все свои ноги. Но не испортить праздник все же сумел. Как потом объяснил мне один видеограф, который снимал наш дебют, из-за того, что мы находились в самом центре танцующей толпы, нас попросту никому не было видно.
Как только вальс был закончен, я так быстро ретировался с паркета в сторону буфета, что, кажется, даже потерял по дороге белые перчатки.
Убегая, я успел заметить, что Наташа одиноко стоит на краю танцевальной площадки. Видимо, по правилам хорошего тона я не должен был оставлять ее там одну. Но я подписывался только на дебютантскую программу-минимум, а не на хороший тон. Убежав еще дальше, я краем глаза успел заметить, что ее пригласил танцевать кто-то из публики.
Весь оставшийся вечер я держался от танцпола на очень надежном расстоянии и предпочитал выпивать с лучшими людьми города. Да так сильно предпочитал, что утром даже проснулся не дома, а у кого-то в гостях, чем вызвал гнев и презрение со стороны своей миссис.

***

«И что? — спросите меня вы. — Вывод-то какой, Илюха? Мораль? Зачем ты нам тут насыпал букв на четыре страницы? Чтобы рассказать, как ты не умеешь танцевать, и все?» Ответ будет таков: читатели, сядьте тихо. Там же выше написано — «рассказ». А значит, литература. А значит, я, черт побери, писатель. А значит, когда я пишу, то не вас развлекаю, а избываю свои душевные травмы. Рассказы, в общем-то пишутся в первую очередь для этого, а уже потом для того, чтобы их читали.
Так вот: каждую осень, когда в городе вновь объявляют русский бал, на меня находит страшная тоска. Мне хочется послать лучи извинений девочке Наташе, что тогда все так вышло.
И вот я решился это сделать. Наташа, я очень надеюсь, что ты это когда-нибудь прочитаешь и улыбнешься.
Я почувствую: мне больше не будет так больно и стыдно.


 

Ilja Gonciarov

Best regards,
Ilja Gonciarov / Editor-in-Chief
angliya.com
Angliya Russian Weekly Newspaper / 72 King William Street, London EC4N 7HR


Поделиться Share on LinkedInShare on Google+Tweet about this on TwitterPin on PinterestShare on FacebookShare on VK

ГДЕ НАЙТИ?

magazine
Roger Dubuis
Rohmir
Kabestan
Saburnet-Collection
Hotel La Lanterne

Коллекция VS x Balmain поступит в московские магазины Victorias Secret
Опубликовано: Friday December 29, 2017

14 Декабря 2017 года лимитированная капсульная коллекция VS x BALMAIN, созданная креативным директором Balmain Paris Оливье Рустеном, поступит в продажу в московские магазины Victorias Secret.

Коллекция Versace сезона весна-лето 2018
Опубликовано: Friday December 29, 2017

Во все времена каждый снимок от Versace рассказывал какую-то историю. Чаще всего это была история яркой индивидуальности, сильного характера и смелости действовать по-своему.

Обувные тренды на выставке MICAM в Милане
Опубликовано: Friday December 29, 2017

MICAM вновь зовет Вас на самое гламурное событие Италии. Предлагаем Вам в стране, напоминающей своими очертаниями изящный сапожок, приобрести новинки от ведущих мировых производителей обуви.

Открытие выставки «Облако, зацепившееся за гору» в ММОМА
Опубликовано: Friday December 29, 2017

18 декабря, в понедельник, Московский музей современного искусства на Петровке открыл персональную выставку художницы Таус Махачевой "Облако, зацепившееся за гору".

Миша Марвин снял новый клип на трек «Молчишь»
Опубликовано: Friday December 29, 2017

Cостоялся релиз нового сингла и видео Миши Марвина при участии хип-хоп артиста BumbleBeezy.